Фейки это: Недопустимое название — Викисловарь

Содержание

Эксперт: сравнение истребителей пятого поколения в СМИ — это всегда фейк

«Путин не дает покоя Байдену угрозами реактивных истребителей», сообщила газета Daily Express. Российские СМИ растиражировали эту информацию. При этом упор делался даже не на самом материале, а комментарии читателя к тексту, опубликованном в Daily Express.

Приведем его полностью: «Нам нужно выйти из НАТО! Не понимаю, почему мы находимся в партнерстве с США, защищая Прибалтику, тем более что они в ЕС только и делают, что ругают нас! Есть ли вообще смысл защищать Германию и Volkswagen от русских?». Автор — Glyn 342.

Соотносить один единственный комментарий с содержанием текста Daily Express и редакционной политикой этой газеты, тем более выдавать его за мнение «авторов и экспертов британского издания», наверное, неправильно.

Теперь о материале в Daily Express. Ничего революционного и эксклюзивного в этом тексте нет. Тексты такого рода — со сравнением истребителей пятого поколения разных стран — периодически появляются на страницах тех или иных зарубежных газет и журналов. Отечественные авторы тоже иногда увлекаются такими сравнениями, но это явление в нашей стране не приняло столь массового характера, как в США.

Сравнивать Су-57 и F-35 при отсутствии их действительных характеристик, по меньшей мере, некорректно.

Мы сегодня детально не знаем не то что характеристик отечественного истребителя пятого поколения Су-57, мы даже толком не знаем тактико-технических характеристик F-35, хотя уровень открытости, связанный с зарубежными образцами военной техники, традиционно существенно выше, чем у нас.

К примеру, в современных и перспективных самолетах нет никакого смысла сравнивать скорость. Она, по большому счету, никого не интересует, как и высота полета. Сегодня самолеты-истребители уже не гоняются друг за другом, как в воздушных боях Первой и Второй мировых войн.

Что касается маневренности, то она, безусловно, вещь более сложная для анализа и сравнения. В определенных обстоятельствах маневренность истребителя имеет значение, хотя уже и далеко не такое решающее, как в прежние времена. В настоящее время маневренность не является критически важной характеристикой современного самолета пятого поколения.

Ключевым параметром для современного самолета является сочетание боевой нагрузки и дальности полета. В конечном счете это выливается в радиус боевого применения, в пределах которого можно вести эффективный воздушный бой.

И именно этого сочетания — боевой нагрузки и дальности полета для самолетов пятого поколения — нигде в открытых источниках нет.
Одним из ключевых параметров, определяющих боевую эффективность истребителей пятого поколения, являются тактико-технические характеристики бортового радиолокатора. К примеру, важна не просто его предельная дальность работы, а дальность обнаружения тех или иных целей с вполне конкретными эффективными отражающими поверхностями.

Никто из специалистов, владеющих этой информацией, нигде и ни при каких обстоятельствах не обмолвится о подлинных характеристиках бортового радиоэлектронного оборудования.

Что касается еще одной характеристики бортового радиолокатора современного истребителя, причем характеристики из разряда важнейших, — его помехозащищенности в сложных условиях радиоэлектронной обстановки — то и она в настоящий момент вообще никак и нигде не описана.

Никаких реальных цифр нет. Как и нет данных, какие материалы и в каком сочетании используются при создании антенного полотна.

Что касается радиолокационной заметности истребителей пятого поколения — еще одного ключевого параметра самолетов этого типа — то и ее толком никто не знает.

Несколько слов о возможностях оружия для боевых машин пятого поколения. И по этим параметрам, надо отметить, сегодня нет никаких точных сведений. Никто толком не знает реальных возможностей перспективных ракет класса «воздух-воздух» дальнего действия. По ракетам с инфракрасной головкой самонаведения какие-то тактико-технические характеристики предположить еще можно, но вот с радиолокационными системами наведения обстановка гораздо сложнее.

Наконец, есть еще один, но весьма важный факт. В настоящее время на оснащении ВВС США и их союзников (партнеров по кооперации F-35) насчитывается около 700 истребителей F-35. По советским меркам, это две воздушные армии.

В свою очередь, в Воздушно-космических силах России еще нет не то чтобы истребительно-авиационного полка, на вооружении которого бы имелись Су-57, нет даже эскадрильи, звена даже нет. И это тоже надо иметь в виду при сравнении боевых и оперативных возможностей сторон.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Биография автора:

Михаил Михайлович Ходаренок – военный обозреватель «Газеты.Ru», полковник в отставке.
Окончил Минское высшее инженерное зенитное ракетное училище (1976),
Военную командную академию ПВО (1986).
Командир зенитного ракетного дивизиона С-75 (1980–1983).
Заместитель командира зенитного ракетного полка (1986–1988).
Старший офицер Главного штаба Войск ПВО (1988–1992).
Офицер главного оперативного управления Генерального штаба (1992–2000).
Выпускник Военной академии Генерального штаба Вооруженных сил России (1998).
Обозреватель «Независимой газеты» (2000–2003), главный редактор газеты «Военно-промышленный курьер» (2010–2015)
.

Советник Путина назвал способ борьбы с фейками в отчетах компаний — РБК

В России скоро начнут верифицировать экологические отчеты компаний, рассказал спецпредставитель президента по вопросам климата Руслан Эдельгериев. Это поможет избежать «фейков», о которых предупреждала глава Росприроднадзора

Руслан Эдельгериев (Фото: Владимир Гердо / ТАСС)

Для того, чтобы исключить «фейки», нефинансовые отчеты компаний об экологической ответственности (ESG) будут проходить верификацию в специально аккредитованных организациях. Об этом в интервью РБК сообщил советник, спецпредставитель президента по вопросам климата Руслан Эдельгериев.

«У нас был очень большой спор о том, обязательной или добровольной должна быть отчетность о выбросах парниковых газов. Президентом было принято решение, что такая отчетность должна обязательно проводиться», — сказал он.

Спецпредставитель Путина — РБК: «Без правил саммит может провалиться»

По словам Эдельгериева, для проведения верификации создадут реестр организаций, которые должны будут получить аккредитацию в России и у ее западных партнеров. «Сейчас этот рынок находится в стадии становления. При обязательной верификации отчетов о выбросах парниковых газов пространства для фейков практически не будет», — пояснил он.

ESG — это свод параметров, на которые ориентируется бизнес при разработке стратегий устойчивого развития. Он включает в себя три составляющих: вопросы защиты окружающей среды (environmental), социальной сферы и защиты труда (social), а также стандартов корпоративного управления (corporate governance). Компании формируют документы по ESG-политике и составляют специальную нефинансовую отчетность. Компании, соблюдающие принципы ESG, могут приобрести дополнительную привлекательность для инвесторов, а также рассчитывать на специальные «зеленые» кредиты от крупных банков.

Что такое глубокие фейки и как с ними бороться

  • Михаил Смотряев
  • Русская служба Би-би-си

Автор фото, iStock

3500 публикаций, содержащих «кремлевскую пропаганду», — столько сумели вычислить в газетах и интернете сотрудники вебсайта EUvsDisinfo, в задачи которого входит отслеживание и разоблачение неверных сведений, распространяемых Москвой.

Отсчет идет с 2015 года, когда Евросоюз начал специальную кампанию по борьбе с дезинформацией, распространяемой Кремлем. Ее ведет Европейская служба внешних связей.

Борьба с кремлевской пропагандой — дело важное, и в этом году сайт получил свой собственный бюджет — более миллиона евро.

Однако месяц назад возникла заминка: EUvsDisinfo был вынужден отозвать из своей базы данных три публикации голландских СМИ, изначально признанных кремлевской пропагандой.

В Нидерландах возмутились местные парламентарии — настолько, что отправили своего министра внутренних дел в Еврокомиссию с поручением навсегда закрыть провинившийся сайт.

Этого не случилось, но вопросы о том, как противодействовать пропаганде и разоблачать фейковые новости, никуда не делись.

Плохая журналистика

Сложности начинаются еще в определениях, полагает основатель сайта расследований Bellingcat Элиот Хиггинс.

«Надо различать фальшивые новости и то, что по сути является просто плохой журналистикой», — говорит он. Например, на сайтах британских таблоидов встречаются утверждения, которые заведомо и доказуемо ложны, однако их не обвиняют в повальном распространении фальшивок.

В случае с материалами, опубликованными голландскими сайтами, дело осложняется тем, что один из них воспользовался некачественными переводами, предоставленным помощниками-доброхотами. Непроверенный перевод — это еще не фальшивка, но уже свидетельство не слишком высоких стандартов журналистики.

В другом случае сатирический материал был принят за чистую монету и оказался в «черном списке». Для попадания в него, как объясняет сайт EUvsDisinfo, надо, чтобы материал являлся:

  • ложным, чему имеется фактологическое подтверждение;
  • основанным на и/или поддерживающим прокремлевскую позицию.

Кадры решают все

Штат EUvsDisinfo — 14 человек. Bellingcat располагает еще меньшим числом постоянно работающих на него сотрудников. Без помощи добровольцев не обойтись, особенно в больших расследованиях, требующих значительного времени и ресурсов.

Правда, здесь надо отметить, что за несколько недель до этого некий индийский блогер поместил в интернете видео из той самой игры, выдавая его за съемку американского налета на конвой исламистов. Фальшивку вычислили уже тогда, поэтому, когда ею решило воспользоваться российское минобороны, много времени на разоблачение не потребовалось.

Подпись к фото,

Кадры компьютерной игры в отчете министерства обороны выглядели убедительно

Другие фальшивые новости для своего разоблачения требуют многих месяцев кропотливого труда, как, например, расследование того же Bellingcat по поводу крушения «Боинга» над Донбассом. В таких расследованиях, конечно, нужна помощь. Но тут необходимо помнить о том, что у предоставляющих эту помощь добровольцев могут быть свои собственные мотивы, не всегда имеющие целью выявление истины.

Как показал случай с голландскими сайтами, качество помощников тоже играет немалую роль: переводы могут оказаться неточными, недостаточные навыки деконструкции фотографий не дадут обнаружить признаки фотошопа. Иначе говоря, это работа не для любителя.

Между тем озабоченные репутацией своих СМИ голландцы провели собственное расследование деятельности EUvsDisinfo, поскольку в штаб-квартиру их не пустили и с сотрудниками побеседовать не дали.

Голландская общественная вещательная организация NOS выяснила, что сеть активных помощников европейского сайта весьма невелика — всего 10 человек. Однако именно эти люди отправили в «черный список» три четверти из трех с половиной тысяч содержащихся там публикаций.

Проверить эти цифры Би-би-си не удалось. Пресс-секретарь Европейской службы внешних связей Майа Коцьянчич сообщила, что 14 человек, составляющих штат EUvsDisinfo, в основном владеют русским языком, а помогает им сеть участников проекта.

Что со свободой слова?

Газета Financial Times обращает внимание на то, что точка зрения EUvsDisinfo не является официальной позицией ЕС, однако все вопросы по его деятельности адресуются в пресс-службу внешнеполитической секции союза.

Именно оттуда в ответ на запрос Би-би-си поступило письмо, в котором подчеркивается, что EUvsDisinfo приходится пользоваться помощью со стороны, поскольку работы у них очень много.

Выпускаемый сайтом «Обзор дезинформации» — сборник публикаций, содержащий пророссийскую пропаганду, — «фокусируется на главных тезисах в СМИ, идентифицированных как содержащие частичные, искаженные или неверные взгляды или интерпретации, и распространяющие ключевые пророссийские сигналы».

Задача сайта — помочь обществу осознать проблемы дезинформации и фейковых новостей. Собранный материал может быть полезен для аналитиков, журналистов и политиков. EUvsDisinfo никак не ограничивает свободу слова и право СМИ публиковать разные материалы, содержащие разные точки зрения, говорится в письме.

Теоретически это верно, однако попадание одной публикации в «черный список» бьет по репутации всего СМИ. Даже если, как в случае с голландскими изданиями, публикации потом из списка удаляются.

Заодно возникает и вопрос трактовки: что считать пропагандой? На момент подготовки этого материала одна из главных «уток», которые разоблачает сайт EUvsDisinfo — это заметка издания Sputnik — о том, что старейшему проголосовавшему на выборах президента России 122 года. Известно, что Sputnik поддерживает Кремль, но как именно эта новость — даже если она фальшива, — «распространяет ключевые пророссийские сигналы?»

Элиот Хиггинс полагает, что подобного рода разоблачения имеют ограниченное значение. По его мнению, куда большую пользу приносят комплексные журналистские расследования, как в случае с малайзийским «Боингом». Мало просто разоблачать фальшивые новости, надо изучать системные механизмы их появления и распространения.

«Лучший способ добиться того, чтобы вас не воспринимали серьезно — это ассоциироваться с какой-либо политической организацией», — утверждает Хиггинс, добавляя, что ему не доводилось пользоваться материалами EUvsDisinfo, которые к тому же часто представляют собой компиляцию собранных другими людьми сведений.

Аналитики FT также полагают, что деятельность EUvsDisinfo вряд ли окажется продуктивной.

«Главным образом ими движет необходимость продемонстрировать активность, а не эффективность, — приводит газета слова Марка Галеоттти, сотрудника Института международных отношений в Праге. — Тот тип людей, к которому они апеллируют, не изменит свою точку зрения только потому, что так велит ЕС».

Информационная апатия

Малая эффективность очередной бюрократической структуры ЕС не означает, что проблемы дезинформации и фальшивых новостей не существует и с ними не надо бороться.

На самом деле эта проблема очень серьезная, считает научный сотрудник Института России лондонского Kings College Григорий Асмолов.

«Меняется все информационная экосистема», — говорит он.

Автор фото, iStock

Подпись к фото,

Это — вчерашний день фальшивых новостей. Будущее — в виртуальном мире

Проблема — не в ложном описании тех или иных событий, а в том, что постоянный поток новостей с последующим их разоблачением вызывает у людей «информационную апатию», и они начинают сомневаться во всем, что им говорят.

Эта апатия не стимулирует мыслительные процессы в головах граждан, лишает их возможности формулировать свою собственную точку зрения. И при этом разрушает социальную структуру общества, все больше времени проводящего в соцсетях.

Конечно, у любых, самых радикальных точек зрения и конспирологических теорий есть свои твердые приверженцы. Переубедить людей, считающих, что Земля плоская — напрасно тратить время.

Однако и более вменяемо настроенные граждане, теряясь в неконтролируемых информационных потоках, не только выбирают себе точку зрения по вкусу, но и отсекают от себя тех, кто ее не разделяет. Отсюда эпидемия «расстрела друзей» и все большая сегментация в соцсетях.

Этим людям все меньше интересны большие и детальные расследования Bellingcat и подобных организаций — хотя сам по себе это довольно эффективный метод борьбы с фейками, полагает Асмолов.

«Глубокие фейки»

Исследователь отмечает еще одну тревожную тенденцию в мире фальшивых новостей: так называемые Deep Fakes, «глубокие фейки», ставшие реальностью по мере развития возможностей современных компьютеров.

Новые технологии позволяют создавать вполне достоверно выглядящие, реалистичные изображения. Пока это в основном удел Голливуда, но не за горами время, когда видеоролик, в котором, например, британский премьер Тереза Мэй возносит хвалу российскому президенту, может быть создан едва ли не любым желающим.

А вырабатывающаяся у нас привычка воспринимать информацию, не подвергая ее критическому анализу, позволит таким «глубоким фальшивкам» прочно внедряться в общественное сознание. Разоблачить их будет куда труднее, чем кадры из компьютерной игры в ролике министерства обороны.

Кстати, это тот случай, когда помощь доброхотов-любителей может оказаться неоценимой. Специалисты по компьютерной графике, например, могут помочь распознать видеофальшивку, а идейные хакеры — выявить маршрут ее распространения и место рождения.

Но в целом прогноз неутешительный: нами действительно легко манипулировать — просто потому, что мы, особо не задумываясь, позволяем манипуляторам это делать.

Обманываться рады: фейки как единственная реальность

Что такое фейк? Этот вопрос только на первый взгляд кажется дурацким и имеющим простой и очевидный ответ. Стоит перебрать разные кейсы, фигурирующие в информационной среде как эпизоды «фейка» или манипуляции, как выясняется: существующие определения не способны претендовать на какую-то конечность. Они появляются «по случаю», могут не гармонировать и даже вступать в противоречие друг с другом. Фишинг имеет мало общего с производством «дипфейков», а поклонники последнего жанра не обязательно являются сторонниками производства фейковых политических новостей. Это не означает, что крестовый поход против фейка, объявленный экспертами из мира медиа, бессмысленен. Напротив, в следовании этому курсу или в борьбе с морализаторством и/или техноцентризмом, политизированностью его сторонников только и могут быть определены возможные стратегии грамотного потребления контента. Да, договориться о терминах вряд ли получится. Зато есть шанс обнаружить парадоксальность самого бытования онлайн публичного пространства, обитатели которого осведомлены о его иллюзорности, но всерьез сражаются против «неправды».

Фейк как этическая категория

Фейк — категория не гносеологическая, не «знаниевая», а описываемая посредством обращения к этике наблюдателя. Уже самое банальное, первое приходящее на ум объяснение — фейк равно неправда — погружает нас в пучину толкований, что есть невыносимая ложь, а что — святая истина. И позиций в этом споре, особенно, если в нем участвуют не только представители интеллектуального «фундаментализма», может быть предостаточно. Ложь — это дезинформация (читай — злостная пропаганда), непроверенный и не установленный точно факт или некий конструкт, не совпадающий с конвенциональным, закрепленным в культуре определенного сообщества мнением? Правда — это корректное в данных обстоятельствах высказывание, мысль, соответствующая предмету описания, или попросту непреложная истина? Можно ли вообще говорить о фейке как нарушении, попрании истин, без учета их контекстуальности? Если нельзя (что, кажется, очевидно), тогда к чему этот негативизм, предубеждение в отношении фейка?

Видеть в чем-то (или даже в ком-то) фейк — значит прозревать обман, нечто принципиально, злонамеренно или случайно некорректное, противоречащее «правильным», краеугольным — в том или ином контексте — убеждениям. Называть что-то (или кого-то) фейком — значит обозначать себя как эксперта, способного в конкретной ситуации опознать опасную фальсификацию и авторитетно доложить об этом всему окружающему миру. Бороться с фейком – значит предлагать методы и меры, способные защитить определенное жизненное пространство от вторжения угрожающих его существованию подделок. Забавно, но современная медиа индустрия, представители которой сражаются за выработку принципов противодействия производству фейков, нередко забывает, что актуальная этика стоит на возможности парадоксальности, столкновении позиций. Значит, категорию, использование которой предполагает некую договоренность о нравственных принципах («это — хорошо, а вот это — не очень»), в условиях конкуренций «моралей» сложно применять каким-то очевидно функциональным образом.

Другое возможное толкование, основанное на уподоблении фейка — fake news, грешит нарушением границы феномена: фейковые новости — лишь частный пример более масштабного явления. Да, именно fake news и близкие форматы стали источником публичных дискуссий о качестве верификации информации, необходимости медиаграмотности. Но, строго говоря, все медиумы (в том числе, фотография, кинематограф) построены на производстве иллюзий. Значит, уже изобретатели волшебного фонаря, проекционных аппаратов, диорам могут быть записаны в список злостных манипуляторов? Возможно, и кинорежиссеры вместе с операторами и специалистами по аудиальным и визуальным эффектам работают над злокозненным принуждением зрителя к определенному восприятию? В конце концов, даже принятые способы публичной демонстрации фильмов могут выглядеть как злоупотребление доверием зрителя. Вы приходите в зал, свет гаснет, остается только немигающее яркое окно в мир картины, придуманной съемочной группой, и в идеале вы погружаетесь в созерцание транслируемых образов и сопереживания изображенным персонажам. Насколько, что в какой-то момент оказываетесь полностью поглощены сюжетом. Вероятно, в процессе просмотра вы помните, что наблюдаете за сконструированной историей, но это не мешает испытывать вполне истинные переживания.

Тогда, может, то, что мы сейчас именуем фейком, всего лишь свидетельство развития таких технологий, по отношению к которым мы не выработали привычки потребления? Мы же научились смотреть кино и ТВ-передачи и видеть за парадом сменяющихся картинок более или менее связное повествование. Да, кто-то еще способен всерьез обсуждать, настоящему ли утенку отрезал Ларс фон Триер лапку в своем последнем фильме, и успокаиваться только после заявлений зоозащитников из PETA. Но, кажется, это связано с недоверием не медиуму, а конкретному режиссеру. А вот в случае, например, инструмента типа FakeApp, позволяющего играть с визуальным контентом, даже заинтересованные и погруженные в проблему сообщества не выработали единогласного мнения. А с другой стороны, регуляции вырабатываются часто после появления феномена, требующего дисциплинирования. Можно было сколько угодно запрещать порноместь или «недобровольную порнографию», но с появлением конкретного сервиса, новым образом обыгрывающего эти явления, требуются новые этические и правовые решения.

Вообще-то можно даже предположить, что мы в каком-то смысле живем в ситуации сбывшегося пророчества Рея Курцвейла о «технологической сингулярности». Только реальность его такова, что не технический прогресс оказывается недоступным пониманию человека. Сегодня конкретные инструменты производства смыслов становятся источником чрезмерно качественного контента, который люди не способны трактовать как сконструированный. В мире «постправды» (по крайней мере, по версии Оксфордского словаря) наблюдается масса прецедентов недооценки способности цифровых алгоритмов программировать, собирать и создавать реальность. В результате социальные расширения цифровых инфраструктур — например, воплощенные в выходе Великобритании из ЕС и избрании Дональда Трампа на пост президента США — превращают в «правду» то, что еще недавно выглядело фантазмом.

Фейк многиликий и вездесущий

В таком случае задумаемся, что еще, кроме fake news может быть примером бытования фейка в этих новых реалиях? Конечно, интересно наблюдать за тем, как эксперты из области медиа через одного пытаются выявить фейкньюс, а фактчекинг становится рутиной для все большего количества пользователей. Или любоваться тем, как представители властных структур апеллируют к фейку, разыгрывая свои карты в национальном или мировом политическом пространстве. Однако тотальный феномен очевидно должен иметь множество воплощений.

Так, поскольку содержание контента тесно связано с форматными ограничениями, то даже некоторые жанры представления информации вполне стоит считать опытом производства фейка. Скажем, мокьюментари как способ создания ироничного, нередко издевательского по отношению к ничего не подозревающему зрителю повествования служит прекрасным примером осознанного изготовления подделок. И хотя жанр впервые получил массовое признание после радиопостановки «Войны миров», осуществленной Орсоном Уэллсом в 1938 году, а закреплен успех был Сашей Бароном Коэном в 2000-е годы, лучшие образцы мокьюментри до сих пор считаются своего рода террористическим актом в адрес аудитории. А как еще стоит оценивать фильмы, телевизионные и радиопередачи, где злобно, исподтишка и при этом не всегда очевидно высмеиваются любые культурные нормы, договоренности и даже герои? Владимир Ильич Ленин объявляется грибом, ковры становятся провокаторами алкоголизма, а любой инфоповод трикстерски обыгрывается так, будто медиа — это сплошное озорство, приуроченное к Дню смеха? Правда, тут стоит оговориться: сегодня жанр, преимущественно бытовавший в «старых» медиа, явно переживает упадок и уже не представляется таким опасным и этически амбивалентным способом научения зрителя рефлексивному отношению к медийным конструктам. Его место в качестве жупела, угрозы превалирования «псевдоконтента» над «правдой» заняли продукты, являющиеся результатом применения цифровых технологий.

Проблема в том, что последние с определенного момента стали источником образов такого качества, которое непредставимо в реальной жизни. Еще 17 лет назад Лев Манович в книге «Язык новых медиа» демонстрировал читателям курьезность ситуации: технологии не просто конструируют иллюзию, но создают картинки или любые другие объекты, более реальные и натуралистичные, чем может себе представить потребитель. Так, Манович писал, что режиссеру фильма «Парк юрского периода» пришлось сознательно ухудшить качество графики (тех самых нарисованный на компьютере динозавров), чтобы оно соответствовало качеству отснятого на площадке видеоматериала. Так что попытки «подбить» несовершенную реальность под совершенство графики имели место уже в 1993 году.

И сегодня эта проблема различения реального и виртуального никуда не исчезла. На смену простейшим инструментам создания и редактирования цифровых изображений приходят технологии машинного обучения, результаты которых на наших глазах меняют, скажем, фотоиндустрию. Любая фотография легко обретает облик, более подходящий для конвенционального произведения искусства (и можно даже угадать, чьему перу оно «принадлежит»). Чуть ли не ежедневно пользователи обнаруживают новости об ошеломляющих успехах генерационных нейросетей: они создают шедевры изобразительного искусства, превращают Галь Гадо в порноактрису, пишут музыку в стиле гранж (спойлер: и не только). Не говоря уже о том, что алгоритмы начинают здорово разбираться в породах собак или марках автомобилей. Все это машины делают подчас лучше людей. А результаты их «труда» несколько вторичные, и потому мнимые в своей оригинальности все сложнее отличить от уникальной действительности арт-объектов, скажем. Так что у современного пользователя остается все меньше зацепок, помогающих отличить «реальное» от «иллюзорного». Вспомним, например, какие эффекты шлемы виртуальной реальности до сих производят на людей. Да, как и в случае с кинематографом, пользователи прекрасно понимают, что происходящее перед их глазами далеко не тождественно реальности. Однако их эмоции, реакции и телодвижения говорят сами за себя.

Мы не можем между собой прийти к этическому компромиссу о том, что есть «правда», «настоящее», а что как минимум «конструкт», а как максимум «неправда» и «фейк» — абсолютные или относительные. Но есть и большая проблема: наша смешанная онлайн-оффлайн реальность построена на совмещении разных переживаний, и далеко не все из них без применения специальных профессиональных средств мы физически можем поместить в рамки бинарной оппозиции «ложь»–«истина». И вот здесь возникает сомнение. Конечно, epistola non erubescit — в том смысле, что цифровая среда действительно стерпит любые нравственно амбивалентные эксперименты. Но какие человек сочтет морально (не)приемлемыми?

спекуляции, фейки, прогнозы в эпоху коронацена»

Подкаст — это не только способ самостоятельно познакомиться с выставкой, но и комментарий с точки зрения расследовательской журналистики и разоблачения fake news — именно об этом поговорят ведущие программы Fake News на телеканале «Дождь». 

Выставка «Выбирая дистанцию: спекуляции, фейки, прогнозы в эпоху коронацена» демонстрирует работы авторов и творческих коллективов, проживающих и работающих на территории России, которые выражают любое мнение по отношению к текущей «ковидной» ситуации: это может быть личная оценка, размышление на тему «к чему нас это приведет в будущем» или «а что было бы, если бы все сложилось совсем иначе». Также художники рассматривают спекуляции (лат. speculatio — высматривание) в широком смысле: как одну из форм взаимодействия с реальностью и/или умозрительное рассуждение о возможном. Посетителю как будто каждый раз предлагают задавать себе вопрос: не водит ли меня художник за нос?

Чтобы разбираться в спекуляциях и фейках было легче, «Гараж» пригласил экспертов в этой теме, ведущих программы Fake NewsМашу Борзунову и Лешу Коростелёва, которые каждую неделю смотрят главные информационные программы и пытаются понять, где ведущие телеканалов манипулируют цифрами, словами или видеокадрами и к чему это приводит.

Подкаст не даст подробного искусствоведческого анализа каждой работы на выставке, но позволит выстроить ориентиры и способы знакомства с объектами, поднимаемыми художниками и кураторами темами и проблемами. Также подкаст напомнит, как важно сохранять критический настрой при потреблении информации с помощью любого медиума.

Подкаст можно слушать на Apple Podcast, SoundCloud, VK Подкасты или «Яндекс.Музыка».

Вопросы и предложения можно прислать на почту [email protected] 


Ведущие подкаста

Маша Борзунова — журналистка, ведущая программы Fake news на телеканале «Дождь».

Леша Коростелёв — журналист, ведущий программы Fake news на телеканале «Дождь».

Почему «Велесова книга» — это фейк • Arzamas

Как фальсификаторы создавали языческие предания о русской древности и почему они больше похожи на «язык падонкаф», чем на древнеславянские тексты

Автор Дмитрий Сичинава

Фотография дощечки Изенбека © Из публикации О. В. Творогова «Влесова книга». Труды отдела древнерусской литературы, 1990 год

0) Сочинение, которое принято называть «Велесова книга», в самом тексте называется Влескниго. Именно так, как в «языке падонкаф»  Язык падонков (написание варьируется) — жаргон, распространившийся в Рунете в начале 2000-х; одна из его черт — утрированно ошибочная орфография при сохранении фонетического облика слова., с конечным . На этом пункте можно было бы закончить: лингвисту тут все ясно. Но начнем все же с более общих вещей.

1) По рассказу первого публикатора, Юрия Петровича Миролюбова, «Велесова книга» была текстом на деревянных табличках, записанным язычниками в IX веке. Во время Гражданской войны их будто бы нашел белый офицер Изенбек и вывез в Бельгию. В 1920–1930-е годы Миролюбов их долго разбирал и списывал, а потом началась новая война, и после смерти Изенбека таблички пропали. Опубликовал Миролюбов свои записи только в 1950-е годы в Америке. Рассказы Миролюбова не вполне последовательны: текст то был «вырезан», то «выжжен», то «выцарапан шилом» (при этом в одном месте сказано, что текст «выцвел»). То, кроме копии, у публикатора ничего нет, — то откуда-то появилась фотография одной из табличек. История про списанную одним человеком (и не виданную никем, кроме него) рукопись, которая потом пропала, — обычный сюжет появления подделок (а вот «Слово о полку Игореве», прежде чем оно исчезло, видели немало ученых).

2) Единственная фотография (текст на ней начинается как раз со слова «Влескниго») оказалась снимком вовсе не с дощечки, а с рисунка на бумаге, на которой видны складки и тени. Один из первых публикаторов «Велесовой книги», Сергей Лесной-Парамонов, отправил эту фотографию в Славянский комитет, прислал и небольшой доклад, но лично выступать перед славистами на их V Международном съезде отчего-то не поехал.

3) Зато сохранились первые машинописные копии текста «Велесовой книги», сделанные Миролюбовым. Когда их сравнили с первой публикацией, то оказалось, что между ними есть десятки заметных различий: например, вместо «земля» написано «держава», на месте пропусков и якобы «сколотого» текста вставлены большие предложения, «таблички» по-разному разделены на строки. Так не разбирают непонятно читающийся древний текст, так редактируют свой собственный.

Юрий Петрович Миролюбов © Wikimedia Commons

4) Ю. П. Миролюбов — не бесхитростный публикатор, а довольно плодовитый писатель, сочинивший много рассказов, стихов и любительских исследований про верования языческих славян. Миролюбов родился в Бахмуте (сейчас — Донецкая область Украины), учился в Варшавском университете и до переезда в Бельгию жил в Чехословакии. Он интересовался ведической религией, а также «Словом о полку Игореве». В «Велесовой книге» мы находим украинские, польские и чешские языковые элементы, имена индийских божеств Индры и Сурьи, а также целую россыпь редких выражений, не встречающихся нигде, кроме «Слова». В довоенные и первые послевоенные годы Миролюбов включал в свои дилетантские сочинения ряд гипотез, пересекающихся с сюжетами «дощечек Изенбека». Тем не менее на «Велесову книгу» он ни разу не сослался — и даже жаловался, что ни на один источник, кроме слышанных в юности рассказов двух старушек, опереться не может! — хотя, как уверял позже, 15 лет занимался ее списыванием. 

5) Публикаторы и поклонники «Велесовой книги» говорят, что она написана в IX веке докириллическим языческим письмом. На самом деле то, что мы видим на упомянутом снимке с бумажной «таблички», — немножко деформированная кириллица (в IX веке, причем в самом его конце, ее только-только должны были изобрести христианские книжники), а некоторые буквы выглядят так, как они сложились веку к XV. Кроме того, эти буквы подвешены к горизонтальной линии, как в индийском письме, — видимо, чтобы было «ведичнее».

6) «Новгородские волхвы IX века» не только пишут христианскими буквами, но и неплохо знают Библию и христианское богослужение. «Камни вопиют», «земля, текущая молоком и медом», «и ныне и присно и во веки веков», «тайна сия велика есть» — такие формулы выглядят странно в языческом сочинении. А Миролюбов, хотя и почитаем неоязычниками, вырос в семье священника.

7) Содержание «Велесовой книги» довольно примитивно и совершенно не похоже на настоящий древний миф, эпос или летопись. Настоящие индийские, иранские, славянские, германские или греческие древние тексты — это гимны, изречения, рассказы о событиях с множеством имен богов, людей и мест, подробностей, образных сравнений, нередко с поэтическим ритмом и созвучиями. А на «дощечках Изенбека» читается бедное именами и деталями повествование от лица каких-то «мы», с легкостью измеряющих свою историю столетиями и тысячелетиями в разные стороны и разговаривающих, как маленькие дети: «они стали злы и начали нас притеснять», «каждый делал нам что-то хорошее», «потому и сказано прежде, чтобы мы поступали хорошо». Связной летописи славян мы в «Велесовой книге» не найдем: автор все время возвращается к одним и тем же сюжетам, сообщая противоречащие друг другу версии событий и их датировок.

8) Язык «Велесовой книги» — чудовищный компот из разных славянских языков, причем не древних, а новых. Автор пишет одни и те же слова то по-болгарски, то по-украински, то по-чешски, а довольно часто употребляет вообще несуществующие слова, неправильно построенные по образцу, например, польских. Полюбилось ему польское носовое «ен» — и вот рыба у него уже не рыба, а «ренба». Однако наука довольно много знает о том, как выглядели древние славянские и праславянский языки. В IX веке поляки еще не «пшекали», а у сербов не было формы будущего времени с глаголом «хотеть»: вообще славянские языки отличались друг от друга очень мало. Сочинитель «Велесовой книги» ничего этого не знал и простодушно счел, что для создания эффекта древности достаточно брать формы из разных языков (чем больше взаимоисключающих вариантов, тем лучше) и искажать их посильнее, так, чтобы ни одна форма не была похожа, например, на современную русскую.

9) Автор «Велесовой книги» пренебрег тем, что в настоящем тексте (на любом языке) окончания слов используются не просто так, а имеют конкретные значения. В древних славянских, индийских или иранских языках очень сложная, но стройная грамматика. А тут берется какой-нибудь изуродованный корень, к которому присоединяются в произвольном порядке сочетания -ще,
-ша, -сте, -хом
 и некоторые другие. В славянских языках эти окончания значат совершенно определенные вещи, но в тексте «Велесовой книги» могут означать что угодно: никакой системы в этом хаосе нащупать невозможно. 

10) Составляются друг с другом эти слова тоже не по-древнему. Не могли древние славяне назвать книгу Велеса Влескниго (или хотя бы Влескнига). Это слово — дитя ХХ века, эпохи «Главрыбы» и «Москвошвеи». А в древнерусском это были бы (во множественном числе!) Велешѣ кънигы.  

Хубезов назвал фейки о вакцинации театром абсурда

  © пресс-служба Госдумы

Заявления о том, что подъём заболеваемости коронавирусной инфекцией связан с вакцинацией, иначе как театром абсурда назвать нельзя. Об этом заявил глава Комитета Госдумы по охране здоровья Дмитрий Хубезов на пленарном заседании 11 ноября.

К сожалению, некоторые депутаты невольно поддерживают фейки о вакцинации, сказал он.

«Буквально две недели назад мы слышали в этом зале, что рост заболеваемости связан как раз с тем, что люди пошли массово вакцинироваться, что новый появился штамм, на который вакцина вообще не действует… Коллеги, это просто уже без комментариев…», — сказал депутат. И добавил, что сахарный диабет, например, точно не противопоказание к вакцинации, а, наоборот, самое прямое показание к ней.

Хубезов призвал коллег не делать такие заявления, «которые иначе как театром абсурда назвать нельзя». Чтобы дать врачам эффективно бороться с пандемией, не надо морочить людям голову, уверен он. Самый простой путь борьбы с распространением коронавирусной инфекции, по его словам, — носить маски и вакцинироваться.

«…Как доктор, вам заявляю. До сих пор хожу в красную зону, лечу пациентов. Когда пациент поступает  невакцинированный, это неблагоприятный прогностический фактор для течения заболевания», — сказал депутат. И предложил коллегам закрыть этот вопрос — надо или не надо вакцинироваться. «Надо однозначно», — резюмировал Хубезов.

«Безусловно, ситуация очень серьёзная — на сегодня более 40 тысяч заболевших, 1237 умерших, порядка 250 тысяч пациентов находятся в стационарах — около 30 тысяч из них в тяжёлом состоянии и около 7 тысяч находятся на ИВЛ», — привёл данные депутат.

Читайте также:

• Законопроекты о QR-кодах не ущемят права непривитых, считает Круглый • Голикова: для достижения коллективного иммунитета к COVID-19 нужно привить ещё 22 миллиона россиян

Он также рассказал, что 10 ноября в заседании Комитета Госдумы по охране здоровья принял участие министр здравоохранения Михаил Мурашко и отвечал на вопросы депутатов по ситуации с коронавирусной инфекцией.

В следующую среду, 17 ноября, в заседании комитета, по его словам, примет участие руководитель Роспотребнадзора Анна Попова. «Приглашаю всех желающих принять участие в обсуждении», — обратился Хубезов к депутатам.

Почему «притворяться, пока не сделаешь» — плохой совет и что делать вместо этого

Первые 30 с лишним лет своей жизни я притворялся. Не имея опыта и, как следствие, уверенности в себе и своей работе, я крепко ухватился за полученный мне совет: «Делайте это, пока не добьетесь». Видите ли, мне нужно было , чтобы сделать это. В 26 лет я был еще в начале своей карьеры, когда за завтраком мама объявила, что я никогда не стану лидером. Доказать ее неправоту, добившись максимального успеха, стало всепоглощающей целью.

Если вы никогда раньше не сталкивались с этой идеей, ее часто рассказывают молодым специалистам, только начинающим свою карьеру. Совет призван побудить вас делать все возможное для достижения успеха, даже если он вас пугает — теория гласит, что если вы продолжите подделывать , вы превратите в . В конце концов настоящая уверенность заменит фальшивку, и вы добьетесь успеха в выбранной вами карьере.

А, честно? Совет работает. Я подделал это, и у меня получилось.К 30 годам меня повысили до высот, которых я для себя не ожидал, и у меня была подписка на LinkedIn, чтобы доказать это. Итак, если это сработает, что я могу иметь с «притворством»?

Я построил свою карьеру на этом совете, когда устроился на работу в небольшую исследовательскую компанию. Казалось, что это идеально подходит: я возглавлю как маркетинговые, так и исследовательские отделы, в этих областях у меня есть опыт. Я буду писать исследовательские статьи. И вдобавок ко всему, от меня ожидали, что я буду рассказывать о своих исследованиях на конференциях.

Это была та самая « F * & k You» , которую я искал. Для всех в моей жизни, кто не верил в меня, я, наконец, собирался иметь большое значение. Моему эго это нравилось. Наконец-то я стал тем, на кого равнялись люди. Уважаемый. Я наконец-то получу заслуженное внимание.

Сначала все шло хорошо. Я получил всевозможные поздравления с моей первой исследовательской работой. Посыпалась поддержка старых коллег и друзей. Шли недели, и приближалась дата моей первой презентации на конференции.Я волновался.

Я родился застенчивым и большую часть своей жизни боролся с социальной тревогой. По мере приближения презентации мое беспокойство усилилось. Я попытался рассуждать с его помощью: «, пожалуйста, не . Не сейчас ». Когда это не сработало, я скармливал себе побольше мотивационных цитат, чтобы выработать уверенность «притворяйся, пока не добьешься», которую я так много раз использовал раньше. «Почувствуйте страх и все равно делайте это». «Выйди из зоны комфорта». «Вы можете делать все, что захотите.”

Когда настал день конференции, я получил там задницу и выступил с презентацией. Я отлично справился. Я поздравил себя и подумал: «Ну, по крайней мере, в следующий раз будет легче». Не было. В следующий раз меня охватило такое же сильное беспокойство. И снова я сделал еще один удар мотивационных цитат в поисках этой фальшивой уверенности. К сожалению, как и с любым другим наркотиком, облегчение длилось недолго. Я рухнул. Чем больше я пытался разыграть себя, тем больше я устал.

Эта работа заставила меня «притвориться» до всех новых пределов.Возникла проблема за вызовом, и я продолжал. Когда коллеги-конкуренты пытались затмить меня и мою работу, я притворялся сильнее. Я собирался это сделать.

Беспокойство построено и построено. Были времена, когда я чувствовал себя замороженным из-за стресса. Но мой разум все время говорил мне, чтобы я продолжал, продолжал настаивать. Благодаря всему этому я получил повышение и ошеломляющее повышение по службе. Меня назначили генеральным директором исследовательской компании. Мое эго казалось оправданным: я добился этого.

Но чувство победы длилось недолго.Коллега, который также боролся за позицию GM, намеревался постоянно подрывать меня. Ничего не было сделано, и я был в ужасном стрессе и тревоге. Я пробыл на новом месте недолго, когда понял, что больше не могу этого делать. Я должен был выйти. Я уволился с должности и компании всего через пару месяцев после повышения.

Оглядываясь назад, я понимаю, что все беспокойство, которое я чувствовал, пыталось разбудить меня. Он хотел, чтобы я знал, что становлюсь неаутентичной версией себя.Мое эго взяло верх, и я стал конкурентоспособным и бесчувственным, часто манипулируя ситуациями в свою пользу. Я становился тем, кто мне не нравился. Вся эта фальшивая уверенность означала, что я игнорировал свои настоящие эмоции. Поскольку наши настоящие эмоции — это наш путь к нашему истинному «я», в итоге я выбрал путь к фальшивому «я».

Не поймите меня неправильно. Я понимаю, что когда вы начинаете в чем-либо и не знаете, что делаете, есть определенное количество простых движений или притворства, чтобы научиться.Первая работа. В первый раз покупаешь машину. Первое… ну, почти все.

Но есть разница между попытками научиться чему-то и принятием фальши как образа жизни. Оглядываясь назад, я вижу, как я потерял себя в «притворстве» и как в итоге я усвоил некоторые вредные ложные убеждения.

Вот ложные убеждения, которые я случайно усвоил, «притворяясь», и то, как с тех пор я де-программировал их из своей энергии.

Подделывайте это, пока не сделаете: «Чувствуете страх или тревогу? Игнорируй это.Прикрой его и просто представь, что его там нет ».

Все чувства пытаются что-то нам сказать. Если подумать, то, когда вы только начинаете, совершенно нормально чувствовать, что вы не знаете, что делаете, и поэтому чувствовать себя неловко. Вместо того, чтобы позволять себе чувствовать себя неловко, «притворный» совет говорит нам игнорировать наши колебания и продолжать действовать, не решая, что наши чувства могут нам сказать. Однако когда мы делаем это, мы упускаем нюанс и мудрость этих эмоций.Мы объединяем все, от нервозности до страха и беспокойства, в одну большую лужу, называемую «плохими эмоциями». Мы предполагаем, что все «плохие эмоции» — это страх. И, согласно каждому когда-либо напечатанному мотивационному плакату, страх необходимо преодолеть.

Новый путь всегда немного пугает, так что если кто-то нервничает, делая что-то новое, это понятно. Но если кто-то сильно беспокоится, это совсем другое дело. Я обнаруживаю, что сильно тревожусь, когда заставляю себя делать то, что я не хочу делать.

Когда я сегодня оглядываюсь на себя в роли генерального менеджера, я вижу, что был полностью в своем эго. Я преследовал эту роль по неправильным причинам. Я хотел вызвать зависть в других и доказать, что моя мать не права. Мое тело знало, что я иду не очень хорошим путем. Мое беспокойство было способом моего тела предупредить меня остановиться и взглянуть на себя.

Подделывайте это до тех пор, пока не сделаете это так: «Пока вы добиваетесь успеха, ничего страшного не быть верным самому себе».

Я создал фальшивую уверенную Бонни.И совет доставлен. Но какова была цена? Стоимость была МЕНЯ. Я заставлял себя делать вещи, говорить то, что не соответствовало моей сущности. Я стал очень конкурентоспособным, коварным и позволил своей собственной ревности делать то, чем не горжусь.

Придумайте, пока не сделаете это, часто советуют тем, кто страдает «синдромом самозванца» — состоянием, когда человек чувствует себя мошенником в своей жизни или работе. Женщины особенно подвержены синдрому самозванца, но нам говорят просто продолжать.Я собираюсь оспорить этот совет: что, если вместо этого вы спросите себя: «Есть ли в моем поведении или поступках что-то, что не соответствует моему подлинному« я »?»

Если вы чувствуете синдром самозванца, возможно, дело не в том, что вы не принадлежите к своей настоящей работе. Может быть, некоторые из ваших действий кажутся предательством того, кем вы являетесь. Возможно, этика вашей компании не соответствует вашей. Или есть давление, чтобы соответствовать, и вы обнаруживаете, что меняете себя, чтобы это сделать. Оглядываясь назад на свой собственный опыт, я понял, что для меня было правильным злиться на мою мать за то, что она сказала, потому что я лидер.Но я не какой-то общий лидер. Мой путь лидерства совершенно уникален для меня и для меня самого. И когда я веду отсюда, я не чувствую себя самозванцем, потому что я на все 100% я.

Подделывайте это, пока не сделаете это так: «Маска уверенности лучше, чем неуверенность».

Не беспокойтесь о . Или, по крайней мере, не позволяйте никому знать , что вы не уверены в себе. Так нам говорят, правда? Нет ничего плохого в чувстве незащищенности.Когда мы притворяемся, мы лишь увековечиваем любовь нашего общества к сокрытию тех частей нас, которые могут быть истолкованы как постыдные. Пока мы не перестанем побуждать людей надевать маски, мы не сможем понять, откуда берутся наши чувства и что они говорят нам.

Подделывайте это до тех пор, пока не сделаете это так: «Поддельная уверенность превратится в настоящую уверенность, когда вы добьетесь успеха».

Истинная уверенность не приходит от повышения по службе, похвалы и признания от других.Истинная уверенность исходит из глубины души, места, где мы знаем, что мы достаточно, и нам не нужно это доказывать.

Обычно наша неуверенность происходит из детства или из-за несправедливой критики, которую мы получали, когда были молоды и впечатлительны. Эта боль заставляет нас добиваться похвалы, чтобы доказать, что мы на самом деле достаточно хороши. Осознавая эти раны (и несправедливость ранения!), Мы можем начать сочувствовать самим себе. Это сострадание перерастает в уверенность в себе («Эй, может, я не так уж плох…»), и постепенно наши страхи и неуверенность в себе ослабляют свою хватку.Даже если нервозность возникает из-за новых проблем, есть глубокое осознание того, что мы на правильном пути, и мы сможем смело с ними справиться.

Вместо того, чтобы говорить молодым людям, только начинающим «притворяться, пока не получится», мы можем сказать несколько альтернативных слов:

  • «Это нормально — нервничать и чувствовать то, что чувствуешь».
  • «Это нормально — чувствовать себя неуверенно, когда делаешь что-то новое. Вы наберетесь опыта и научитесь. В этом суть жизни.»
  • « Всегда будьте верны себе. Спросите себя, что кажется фальшивым. Будь честен с собой. Ничего страшного, если тебе нужно что-то изменить ».
  • «Ты такой классный. Не думайте, что вам нужно никому показывать себя ».

И если вы находитесь в своем собственном путешествии, чувствуя себя самозванцем, и хотите жить жизнью, более соответствующей истинному вам, вот несколько советов на дорогу.

Следуй за своей радостью — можешь найти себя

Не знаю, почему это секрет.Но я, например, не знал этого до нескольких лет назад, так что я не знаю, знают ли другие люди: когда я верен себе, я чувствую себя хорошо . Я имею в виду, очень хорошо. Радость исходит из моего тела, когда я искренен, на своем пути и делаю то, что мне нравится.

Если только у вас не были супер просвещенные родители хиппи, большинству из нас было сказано не следовать своей радости. Вместо этого нам говорят: «Хорошо, что вы чувствуете себя счастливым, но выполнили ли вы домашнее задание по математике?» (Не сказать, что математика не может быть чьей-то радостью!) Из-за этой обусловленности мы закрываем глаза на радость и теряем чувство того, кто мы есть на самом деле.

Радость — это чувство, поэтому нужно что-то чувствовать, чтобы это почувствовать

Если вы тот, кто игнорировал свои эмоции большую часть своей жизни, это сложно. Как человек, который отправился в проклятое путешествие, чтобы воссоединиться со своими эмоциями, я могу сказать вам, что радость того стоит.

Если вы похожи на меня, вы пытались подавить эти надоедливые «плохие» чувства. Печаль, горе, горе, гнев — я хотел заткнуть их бутылкой или притвориться, что их там нет. Дело в том, что я подавил и «хорошие» чувства: радость, счастье, любовь.

Мне нужен весь спектр моей эмоциональной системы, чтобы направлять меня. Так же, как гнев говорит нам, когда кто-то пересекает наши границы, мои эмоции — мой компас в этом мире. Без них я теряю связь с собой и сбиваюсь с пути.

Ваше сердце не обманет вас

Наше сердце — это место встречи между нашим телом (эмоциями) и нашим духом (интуицией). Концепция интуиции может показаться немного туманной для некоторых людей, но я думаю, что большинству людей нравится следовать своему сердцу.Я чувствую радость от всего сердца и знаю, что верен мне.

Ты можешь сидеть с душой каждый день и спрашивать:

  • Как вы себя чувствуете сегодня?
  • У вас есть сообщение для меня?
  • Что я могу сделать сегодня, чтобы почувствовать больше радости?

Какие бы ответы ни пришли, они помогут вам; вы сможете чувствовать, слышать и жить своей правдой. Вы можете обрести твердую уверенность на своем пути, в своей радости. И это никогда не подделка.

Преподобный Бонни Хо — духовный наставник, читатель энергии и автор колонки «Жизнь в третьем глазе» для журнала Jumble & Flow.Проведя большую часть своей взрослой жизни, пытаясь доказать свою ценность с помощью аналитической карьеры, Бонни нашла духовный путь, который привел ее к себе и своему собственному сердцу. Теперь Бонни стремится помочь другим исцелить свои раны, найти свою радость и принять свою интуицию и истинные желания обоснованным и сбалансированным образом.

Бонни доступна для духовного руководства и чтения энергии. Посетите bonniehoinsights.com, чтобы узнать больше.

Могу ли я «притвориться, пока не доберусь» с женщиной?

Я никогда не мечтала о ней и не хотела, чтобы она была рядом, и она никогда не дарила мне «бабочек», как некоторые другие девушки раньше.Она неоднократно выражала желание стать более серьезной (то есть называть себя парнем и девушкой), а я сказал, что не готов. В последний раз она спросила меня, почему я колеблюсь, и я сказал, что не хочу объяснять; она спросила, имеет ли это какое-либо отношение к ней, и я сказал нет. В основном это было правдой; дело даже не в ней, а в том, что я не испытываю к ней чувств.

Я очень занят колледжем и внеклассными занятиями, и с тех пор, как мы начали встречаться, у меня возникли проблемы с составлением школьного расписания.Я подумал о том, чтобы перестать встречаться с ней, потому что я слишком занят и чувствую, что меня могло бы больше привлечь к кому-то другому, но я также беспокоюсь, что у меня не будет возможности исследовать, каково это быть в отношениях в течение многих лет после этого. это, учитывая мои планы относительно учебы, путешествий и построения карьеры. Мой вопрос: стоит ли «притворяться, пока я не сделаю это» и оставаться с ней, и, возможно, в конечном итоге развить те чувства, которые она, кажется, испытывает? Или мне следует прекратить это сейчас, чтобы потом не причинить ей еще больше боли?

ДОПОЛНИТЕЛЬНАЯ ИНФОРМАЦИЯ

A. «Стоит ли« притворяться, пока я не сделаю это »и оставаться с ней, и, возможно, в конечном итоге развить те чувства, которые она, кажется, испытывает?»

Нет. Иногда чувства нарастают, и со временем вы начинаете глубоко заботиться о ком-то, но в данном случае вам не нужно.

Этот — это о вас. Прямо сейчас вы желаете получить опыт, контекст и больше времени для себя.

Скажи ей это. Объясните, что вы только начинаете понимать, чего хотите от своей романтической жизни, и что было бы ложью делать вид, что вы можете делать то, что требуется для этого.Да, вызовет разочарование. К сожалению, так оно и есть.

Мне так приятно, что она задает вопросы, потому что представьте, если бы она не задавалась! Вы бы уловили флюиды, не имея возможности сказать: «Эй, это не то». Вместо этого вы можете сказать ей: «Поскольку вы спросили, я действительно думаю, что мы находимся в разных местах, когда дело касается наших намерений. Мне понравилось проводить с вами время, но я не могу сделать больше, потому что [заполните все здесь]. Мне очень жаль.»

Тогда попрощайся. Примите тот факт, что причинять кому-то боль будет неловко и неудобно.Это нормально, несмотря на последующие неприятные чувства.

Это , а не , лучше избегать конфликта и ждать, пока кто-нибудь разорвет его с вы . Существует золотая середина между вытаскиванием ковра из-под кого-то и попыткой быть «хорошим парнем», позволяя кому-то думать, что вы любите его, а вы этого не делаете. Эта золотая середина приходит с разговором. Вы можете сказать ей, что думали над ее вопросами. Затем обсудите свои ответы, и, возможно, вы оба вместе примете решение.

МЕРЕДИТ

ОТВЕТ ЧИТАТЕЛЕЙ:

Вы знаете, что она не «та самая», поэтому позвольте ей найти того, кто думает, что она такая.

JOYNOEL

Почему все или ничего? Разве ты не можешь просто сказать ей, что из-за множества вещей, происходящих в твоей жизни, ты не хочешь устанавливать эксклюзивные отношения? Она тебе достаточно нравится, чтобы вести себя непринужденно. Если она решит, что это не то, чего она хочет, тогда это ее дело, но, по крайней мере, вы будете честны.

LUPELOVE

Будьте честны с ней и позвольте ей решить, что для нее лучше.Скажите ей, что сейчас вас не интересует ничего серьезного, вы очень заняты и т. Д. Если она захочет большего, она прекратит это за вас. Необязательно все решать за вас обоих; она тоже человек.

WIZEN

Нет, покончим с этим ради нее. У нее явно есть чувства, и она строит в своей голове полную фантазию о том, как все это будет развиваться. Думаю, сейчас лучше ее отпустить. Придет еще один, за которого вы «получите бабочек». Она не та девушка.

LEFTYLUCY7

Она хочет большего, а вы — нет. Это конец отношений. Если вы хотите сделать в первую очередь свое образование, карьеру, путешествия и т. Д., Вам придется иметь дело с последствиями этого выбора, что может означать, что отношения не являются приоритетом. Только вы можете решить, как это будет выглядеть, но всегда важно быть честным с людьми, с которыми вы встречаетесь.

SETTINGTHEWORLDONFIRE

Пожалуйста, не «подделывайте это, пока не сделаете это». Честно говоря, скажите ей, что вам нравится ее общество (только если это правда), но что вы хотите вести себя непринужденно, потому что вы сосредоточены на X, Y и Z.И если ты не хочешь встречаться с ней, скажи ей об этом. Прошел месяц; Я обещаю, она тебя переживет. Вы сказали, что хотите узнать, каково это быть в отношениях. Сохранение отношений, которые не приносят вам счастья, ничему вас не научит.

BOSTONSWEETS21

Да, пора с этим покончить. Будьте добры и нежны. Удачи!

MHOUSTON1

Присылайте свои вопросы об отношениях и свиданиях на номер [email protected] . Смотрите новые выпуски подкаста Мередит Голдштейн «Любовные письма» на любовных письмах.покажите или где бы вы ни слушали подкасты. Колонка и комментарии отредактированы и перепечатаны с boston.com/loveletters .

Ozy Media и пределы «Подделки, пока не получится»

Я не знаю конкретно эту компанию, но такое случается очень часто. Я могу представить бизнес-план, в котором говорилось: «В краткосрочной перспективе мы будем платить людям за выполнение этой задачи, чтобы создать набор обучающих данных, чтобы мы могли обучать наши алгоритмы машинного обучения.«

На самом деле я только что видел компанию пару дней назад, где это была точно такая же структура. Только они сделали так, как я считаю правильным. В своем венчурном питче они были очень честны, они сказали: «Вот текущее количество задач, которые выполняются каждый день на нашей платформе, и вот доля задач, которые выполняются ИИ. против людей «. И вы могли видеть, что доля растет. Таким образом, существует уровень раскрытия информации, который может сделать этот план этичным.

В стартапах, в которые вы инвестировали, или в ваших собственных компаниях есть примеры, когда тестирование чего-то, чего не существует, или создание видения, которого вы не достигли, было нормальным и необходимым?

Трудно выбрать конкретный пример, потому что при каждом запуске это является неотъемлемой частью работы.Опять же, дело не в обмане. Дело в том, что вы говорите о будущем, а будущее всегда неопределенно.

Приведу пример. Однажды я собирал деньги для стартапа, и у нас на поле был график в форме хоккейной клюшки, который показывал количество наших клиентов и нашу прибыль. И я помню, как показал его инвестору, который сказал: «Это потрясающе. Поздравляю. Какие единицы на этом графике, это тысячи или десятки тысяч? » А я такой: «Ой, извините, сэр, моя ошибка.Это актуально, это в единицах ».

И тот инвестор высмеял нас из комнаты и больше никогда с нами не разговаривал. Но другой инвестор посмотрел на те же самые данные, на ту же диаграмму, с теми же отказами от ответственности и раскрытием информации и сказал: «Я считаю, что здесь что-то происходит».

Вы всегда просите людей экстраполировать на будущее очень ограниченный набор данных. И я бы сказал, что тот факт, что вы делаете это, требует от вас быть очень строгим и честным с людьми на этом этапе, потому что очень легко произвести на них неправильное впечатление.Им очень легко почувствовать себя обманутыми. И когда вы идете по этому пути, ложь и обман усугубляются.

Подделка, пока не получится »Design.org» «Create Happy»

Мы все слышали совет: притворяйтесь, пока не добьетесь. Идея, лежащая в основе этой пословицы, заключается в том, что , притворяясь, что думает, чувствует или действует определенным образом, заставит вас на самом деле думать, чувствовать или действовать таким образом.

Это кажется невероятно простым, «слишком хорошим, чтобы быть правдой».Может ли притворство создать новую реальность?

Короткий ответ: да. Но важно знать, когда и как использовать стратегию «притворяться, пока не получится», чтобы она была полезной, а не вредной.

Подделывайте, пока не сделаете: это работает?

Когда вы используете это правильно, «притворяйтесь, пока не сделаете» может быть полезным инструментом. Мы немного поговорим о том, как его использовать, но сначала давайте обсудим, почему он так эффективен.

Это подталкивает к тому, чтобы «сделать это напугано.”

Счастливая творческая жизнь может быть пугающей. Вы рискуете, преследуете большие мечты и показываете свою уязвимую сторону, выходя из зоны комфорта. Это одна из причин, по которой мы много говорим о страхе на Design.org: борьба со страхом — это постоянная борьба.

Когда вы «притворяетесь, пока не сделаете это», вы заставляете себя продолжать, несмотря на страх. Вы можете «притвориться» смелостью во имя выполнения работы.

Все, что побуждает вас преодолевать свои страхи, в моей книге является выигрышной стратегией.

За этим стоит наука.

На самом деле были проведены исследования о том, насколько эффективен подход «притворяйся, пока не сделаешь это». Один из наиболее показательных примеров касается «принципа как будто», который гласит, что если вы действуете «так, как будто» вы чувствуете определенным образом, вы действительно начнете чувствовать это.

Исследование проводилось среди двух групп скоростных свиданий. Одной группе было сказано относиться к своему партнеру «так, как будто» у них уже были романтические отношения с ними, хотя они только что встретились.Другой группе сказали вести себя так, как обычно на первом свидании (то есть более сдержанно). В конце исследования группа «притворяющейся» почувствовала большую привязанность к своим партнерам и выразила больший интерес к встрече с ними снова.

Короче говоря, фальшивые чувства могут перерасти в настоящие. Фактически, вы можете «притворяться, пока не сделаете это».

Это позволяет вашему мозгу видеть по-другому.

Наш мозг обучен думать и чувствовать определенные вещи, которые заставляют нас вести себя определенным образом.Усвоенные мысли и чувства превращаются в усвоенное поведение.

Как только мы научились этим вещам, трудно от них отучиться. Мы привыкаем к своим распорядкам и шаблонам. Нам сложно представить другую реальность или новый образ мышления. Мысли, которые мы так долго практиковали, закрепляются в нашем сознании, практически становясь истинами.

Когда вы «притворяетесь, пока не добьетесь успеха», вы показываете своему мозгу альтернативный сценарий — тот, который предполагает, что вы думаете, чувствуете и / или действуете иначе.По сути, вы даете себе новые доказательства, доказывая своему мозгу, что может быть другой взгляд на вещи.

Чем больше вы практикуете мышление по-новому, тем больше вы начнете «разучивать» вредные мысли, которые сдерживали вас, чтобы вы могли двигаться вперед с мыслями, которые действительно вам служат. Это не произойдет в одночасье, но со временем.

Когда использовать «притворяться, пока не получится» в качестве креатива (а когда нет)

Итак, теперь, когда мы лучше понимаем, почему «притворяться, пока не получится» может быть эффективной стратегией, давайте подробнее рассмотрим, когда вы, как творческий человек, должны применить это на практике, а когда — Лучше попробовать что-нибудь другое.

Когда НЕ использовать

Во-первых, я хочу указать на случаи, когда «притворяться, пока не получится» — не лучший способ. К ним относятся:

  • Подделка знаний. Вы можете только «скучать» по фактам и цифрам так долго, пока не станет ясно, что вы не понимаете, о чем говорите. Вы можете пройти тест со всей уверенностью, но это не значит, что вы действительно будете знать ответы на вопросы.
  • Подделка справочной информации. Есть другое слово для этого: ложь. Вы не можете изменить свое прошлое (например, школу, которую вы посещали, работу, которую вы имели, и т. Д.), И попытка «фальсифицировать» его, скорее всего, приведет вас к потере.
  • Фальсификация до крайности. Наступает момент, когда становится ясно, что никакие «притворства» не помогут вам «добиться успеха». Если ваше фальшивое мышление длилось так долго, что вы начинаете чувствовать себя недостоверным (по отношению к себе или другим), возможно, пришло время найти другую стратегию.

Когда использовать

Нет, это не работает все время, но «притворяться, пока не получится» — все же отличная стратегия для определенных сценариев. Используется, когда:

  • Вы хотите практиковать определенные чувства. «Придумай, пока не добьешься» хорошо работает, когда вы хотите изменить часто возникающее чувство. Например, если вы часто чувствуете себя застенчивым или самокритичным, вы можете «притворяться» уверенным, пока действительно не почувствуете себя более уверенным. Это может быть чрезвычайно эффективным способом доказать себе, что вы и способны чувствовать и демонстрировать уверенность.
  • Вы хотите преодолеть страх. Как я уже упоминал выше, «притворство» может очень эффективно помочь вам преодолеть страхи. В конце концов, что такое смелость, если не притвориться, хотя бы на мгновение, что страх не так важен, как вы когда-то думали? Симулируя храбрость, вы чувствуете себя смелее.
  • Вы хотите развить личную черту или привычку. Хотите быть более оптимистичным, прилежным или амбициозным? Начните вести себя как оптимистичный, прилежный или амбициозный человек.Хотите быть более креативным? Начни действовать как творческий человек. Примите привычки творческого человека. Живите так, как будто вы уже являетесь этим человеком. Чем дольше вы сможете это делать, тем больше это отношение будет расти и укрепляться в вашем уме и сердце.

Как подделать, пока не сделаешь

Как выглядит фраза «притворяйся, пока не сделаешь» применительно к реальной жизни? Как вы можете использовать его для позитивных изменений, работая над «созданием счастья»?

Несколько быстрых советов

Вот несколько быстрых примеров того, как можно «подделывать, пока не получится»:

  • Улыбка. Улыбка, даже фальшивая или вынужденная, может помочь поднять настроение и снизить уровень стресса.
  • Примите позу. «Силовая поза» поможет вам почувствовать себя увереннее. Попробуйте любую комбинацию из следующего: поднимите подбородок, поднимите грудь, перекатите плечи назад и вниз, положите руки на бедра, встаньте, расставив ноги на ширине плеч. Эти сигналы сигнализируют всем (включая вас самих) о том, что вы уверены в себе и все под контролем.
  • Одевайся. Одевайтесь так, как вы хотите быть, а не так, как вы себя считаете.Если вы хотите быть уверенным в себе бизнесменом, одевайтесь как он, даже если вы работаете из дома.
  • Настройтесь на. Музыка может мгновенно изменить ваше настроение. Если вы хотите почувствовать себя счастливее, включите любимую песню. А еще лучше создать плейлист о счастье, который будет готов, когда вам это понадобится.
  • Сделайте наоборот. Чувствуете себя желтым на вечеринке? Сделайте наоборот! Соблазнительно провести субботнее утро в постели? Сделайте наоборот! Идите против своих инстинктов, когда пытаетесь стать кем-то новым.

«Подделка» как креатив

А как насчет применения принципа «притворяйся, пока не добьешься» в творческом мире? Попробуйте эти:

  • Поддельная энергия. Творческая работа может быть утомительной. Дайте себе настоящий заряд энергии, действуя так, как будто у вас есть энергия. Двигайтесь, танцуйте, шагайте, пока думаете, и т. Д.
  • Поддельный интерес. Некоторые творческие проекты вызывают у вас интерес больше, чем другие, и иногда вы можете потерять интерес в середине проекта.Поскольку это может серьезно замедлить ваш прогресс, притворяйтесь заинтересованным, пока не найдете аспект проекта, который действительно может вас заинтересовать. Попробуйте спросить: «Что я об этом не знаю?» или «Что я не пробовал?»
  • Поддельные хорошие идеи. Креативщики иногда думают, что единственные стоящие идеи — «хорошие». Но что, если бы вы относились к каждой идее, как к «хорошей»? Запишите все свои идеи, хорошие или плохие, и позвольте себе исследовать каждую, как если бы это была лучшая идея, которая у вас когда-либо была.
  • Фальшивый оптимизм. Творческим людям может быть легко стать пессимистичным в отношении своего таланта или своей работы. Придумайте мантру или утверждение, фокусирующееся на положительных аспектах вашей творческой работы и помогающее вам чувствовать себя воодушевленным и поддерживаемым, когда дела идут тяжело. Поначалу повторение этого про себя может показаться «фальшивым», но со временем такое отношение может стать более искренним.

«Подделывать, пока не получится» работает не во всех ситуациях, и вы должны быть осторожны, чтобы не потерять свое подлинное «я» в процессе.Но если вы все сделаете правильно, вы можете использовать эту стратегию, чтобы переобучить свой мозг, преодолеть свои страхи и начать быть тем человеком, которым вы всегда хотели быть.

«Творите счастливыми» с Design.org.

Бесплатный коучинг, который поможет вам избавиться от вредных мыслей и добиться реального прогресса в жизни. Начните сегодня, пройдя нашу бесплатную оценку.

Подделывайте, пока не сделаете это

Никто не знает наверняка, почему одни общества более инновационны, чем другие.Соединенные Штаты — это очень изобретательное общество, источник множества технологий — самолетов, атомной бомбы, Интернета — которые изменили мир. Современный Китай, напротив, часто критикуют за широкое копирование зарубежных изобретений и творческих работ. Когда-то родина пороха, печати и других революционных изобретений, Китай сегодня более известен своими подделками почти всех мыслимых продуктов: автомобилей, одежды, компьютеров, фаст-фуда, фильмов, фармацевтических препаратов и даже целых европейских деревень.Соединенные Штаты подарили миру iPhone; Китай дал ему HiPhone — дешевую копию новаторского американского гаджета.

Некоторые видят глубокие культурные корни повсеместного распространения копирования в Китае. Но более распространено мнение, что Китай не может внедрять инновации, потому что ему не хватает надежной и стабильной защиты интеллектуальной собственности. Многие юристы и экономисты считают, что права интеллектуальной собственности имеют решающее значение, поскольку они гарантируют, что экономические выгоды от инноваций достанутся новатору.Считается, что без такой защиты подражатели будут подрезать и обгонять авторов. Это, в свою очередь, приведет к сокращению инвестиций в инновации. Основная логика проста: устойчивые инновации требуют строгих законов об интеллектуальной собственности, и страны, допускающие чрезмерное копирование, пострадают. А поскольку в условиях глобализированной экономики копирование за границей может быть столь же вредным, как и копирование дома, эта логика также лежит в основе ряда международных договоров об интеллектуальной собственности, которые приняли почти все крупные государства, включая Соглашение Всемирной торговой организации по вопросам торговли. Аспекты прав интеллектуальной собственности, установленные в 1994 году, и многие еще более строгие двусторонние соглашения, которые государства заключили с тех пор.

Как член ВТО Китай должен соблюдать эти правила. Но его соблюдение далеко не безупречно, к постоянному раздражению Вашингтона. На брифинге для журналистов в Белом доме в феврале заместитель госсекретаря США Роберт Хорматс назвал масштабные кражи интеллектуальной собственности китайскими фирмами и частными лицами «серьезной и крайне тревожной проблемой». Хотя оценки стоимости китайского пиратства для экономики США сильно различаются и зависят от предположений, Комиссия по международной торговле США подсчитала, что только в 2011 году эта цифра составила почти 50 миллиардов долларов.

Для политиков США и американских руководителей масштабы и масштабы копирования в Китае достаточно плохи; еще хуже то, что это поощряется официальной китайской политикой «местных инноваций». Согласно плановому документу, выпущенному правительством Китая в 2006 году, местные инновации включают «усиление оригинальных инноваций посредством совместных инноваций и повторных инноваций, основанных на усвоении импортных технологий». Вашингтон справедливо рассматривает это как официальный зеленый свет пиратству.Правительство США считает жизненно важным обуздать китайское копирование, и оно призывало Китай изменить свои методы — и подало на него в суд в ВТО.

Но тревога и гнев американцев по поводу китайского пиратства неуместны. Копирование — это не та чума, которой часто пытаются представить американские бизнес-лидеры и политики. Фактически, копирование далеко не всегда является врагом инноваций, но зачастую является важной частью творчества. Хотя у копирования есть деструктивная сторона, у него есть и продуктивная сторона. Почти все творения основаны на предыдущей работе, а возможность свободного копирования и доработки существующих проектов подпитывает такие разнообразные области, как мода, финансы и программное обеспечение.Копирование также может способствовать усилению конкуренции, расширению рынков и созданию брендов.

Для китайских фирм и частных лиц копирование дает непреодолимые преимущества, которые выходят за рамки простого подрыва западных конкурентов. Многие китайцы приобрели ценные навыки проектирования и производства, копируя товары, изначально произведенные в других странах. Результатом этой имитации стали доступные продукты и услуги, которые позволили миллионам китайцев насладиться атрибутами общества потребления. А богатство, созданное пиратством, способствовало росту формирующегося китайского среднего класса, который представляет собой огромный потенциальный пул новых клиентов для западных фирм, продающих настоящие товары.

По этим причинам любая разумная политика в отношении подделки экономики Китая должна начинаться с осознания того, что копирование и творчество взаимосвязаны и что копирование может быть как силой добра, так и зла. Учитывая, что китайское копирование имеет как преимущества, так и издержки, и учитывая историческое сопротивление Китая давлению Запада, дело в том, что попытки подтолкнуть Китай к изменению своей политики и поведения в отношении законодательства об интеллектуальной собственности не стоит политического и дипломатического капитала Соединенных Штатов. траты на это.

НАСТОЯЩИЙ ПОДДЕЛКА

Чтобы понять, как имитация и инновации сосуществуют в современном Китае, достаточно взглянуть на Xiaomi, одну из самых быстрорастущих технологических компаний Китая. Менее четырех лет Xiaomi продала почти семь миллионов смартфонов и заработала более десяти миллиардов юаней (1,6 миллиарда долларов) — впечатляющие цифры для компании, которая продала свой первый смартфон в августе 2011 года. Телефоны Xiaomi кажутся знакомыми, потому что многие из компаний компании Дизайн очень похож на iPhone от Apple.И дизайн — не единственная реплика, которую Xiaomi берет от Apple. Во время недавнего запуска продукта Лей Цзюнь, глава Xiaomi, стоял один на сцене в черной рубашке, джинсах и черных кроссовках Converse — дежавю для всех, кто хоть раз видел покойного Стива Джобса, основателя и бывшего генерального директора Apple. представить новые продукты на конференции Macworld. Послание Лея было ясным: телефоны Xiaomi такие же крутые, как и Apple. Китайские потребители клюнули на приманку, с радостью приняв продукцию Xiaomi без каких-либо иллюзий относительно их происхождения: как недавно сказал The New York Times студент университета Шанхая, «Xiaomi — настоящая подделка.”

Однако успех Xiaomi

также зависит от того, насколько компания сильно отличается от Apple. Во-первых, телефоны Xiaomi обычно стоят примерно вдвое дешевле, чем у конкурентов. Что еще более важно, у Xiaomi совсем другое отношение к инновациям. Apple известна своим закрытым подходом к разработке продуктов. Компания считает, что знает, чего хотят ее клиенты, прежде чем они это сделают, поэтому процесс разработки Apple по сути диктаторский. В отличие от этого, процесс проектирования в Xiaomi довольно демократичен. Каждую пятницу Xiaomi выпускает новый раунд обновлений программного обеспечения для своей мобильной операционной системы, основанной на программном обеспечении Android с открытым исходным кодом от Google.В течение нескольких часов тысячи пользователей стекаются на онлайн-форумы Xiaomi, чтобы предлагать новые функции, функции и конструкции, а также выявлять и устранять программные ошибки. Xiaomi полагалась на вводимые пользователем данные, чтобы определить, какой объем памяти следует установить в ее телефонах, насколько важна толщина телефона для пользователей и должны ли ее телефоны позволять пользователям делать фотографии, не нажимая кнопки. Лэй может одеваться как Джобс, но он управляет своей компанией по-другому.

Xiaomi — далеко не единственный подражатель-новатор в Китае.Weibo, самая популярная социальная сеть в стране, насчитывает сотни миллионов пользователей. Он начался в 2009 году как неприкрытый клон Twitter. С тех пор он добавил множество функций, которые отличают его от Twitter, в том числе более интерактивную систему для комментариев. Такие улучшения делают Weibo более функциональным и увлекательным, чем сервис, который он скопировал.

Еще одна китайская подделка — это Youku, которая является лишь одной из многих китайских копий YouTube. ( Youku переводится как «отлично» или «круто.») В отличие от YouTube, Youku позволяет пользователям загружать видео любой длины без проверки авторских прав. Это означает, что на Youku хранятся сотни тысяч часов несанкционированного программирования. Но сервис также сотрудничает с более чем 1500 поставщиками профессионального контента для доставки авторизованных видео, а китайский сервис намного дальше своего американского конкурента в доставке оригинального контента. Действительно, Youku стал серьезным конкурентом традиционного телевещания в Китае — подвиг, которому YouTube должен позавидовать.

КОПИЯ

Точно так же, как общепринятое мнение ошибочно утверждает, что инновации и имитация по своей сути противоречат друг другу, также ошибочно утверждается, что Соединенные Штаты должны занять очень жесткую позицию, когда дело доходит до прекращения краж интеллектуальной собственности в Китае. На самом деле деспотичный подход Вашингтона к культуре подражания Пекина слишком прямолинеен и отражает упрощенный взгляд на инновации. Также маловероятно, что это удастся, поскольку Соединенным Штатам будет сложно преодолеть сильные стимулы для китайских фирм и частных лиц полагаться на копирование.

китайских производителей увеличивают долю рынка в Китае и других странах, предлагая недорогие копии западных товаров. Попутно они также учатся на практике, приобретая навыки, позволяющие улучшить свои производственные процессы и, в конечном итоге, самостоятельно внедрять инновации. Свобода копирования также имеет важное социальное измерение в Китае. Важнейшим побочным продуктом поразительного роста страны стало резкое усиление экономического неравенства. Недавнее исследование, проведенное Юго-Западным университетом финансов и экономики в Чэнду, показало, что Китай в настоящее время является одним из самых неравноправных обществ на Земле.В Китае коэффициент Джини равен 0,61; Коэффициент Джини является показателем экономического неравенства, где ноль указывает на наименьшее возможное неравенство, а один — на наибольшее. Этот показатель ставит Китай в один ряд с Ботсваной и Гаити, когда дело касается неравенства. Это рецепт существенного социального недовольства, особенно потому, что неимущие в Китае все больше и больше сталкиваются со всеми преимуществами, которые может предложить современное общество потребления.

Это помогает объяснить уникальный китайский феномен шаньчжай .В буквальном переводе шаньчжай означает «горная крепость» или «бандитская крепость». Однако в современном использовании это относится к недорогим подделкам, таким как здания (в том числе те из эрзацных деревень центральной Европы, которые возникли в китайских пригородах), магазины (например, поддельный магазин Apple в Куньмине, который продавался настоящими, но отремонтированными Продукты Apple) и даже мероприятия (например, имитация эстафеты олимпийского огня, которую сельские жители Китая организовали, когда официальная эстафета прошла по их регионам).Но, как и многое другое в Китае, значение шаньчжай претерпевает радикальные изменения. Как недавно заметил The Wall Street Journal : «Когда-то термин использовался для обозначения чего-то дешевого или неполноценного, шаньчжай теперь предлагает многим определенную китайскую смекалку и изобретательность». В самом деле, Пекин, кажется, считает, что шаньчжай — это то, что нужно культивировать. В 2009 году представитель Национального управления авторского права Китая заявил, что « шаньчжай показывает культурное творчество простых людей.Он добавил: «Это соответствует потребностям рынка, и людям это нравится». Конечно, в этом есть определенное удобство: китайские власти надеются, что относительная свобода копирования может помочь облегчить или, по крайней мере, замаскировать зияющий экономический разрыв в Китае.

Но тот факт, что Китай терпит и, возможно, даже поощряет копирование, не обязательно является катастрофой для западного бизнеса. Огромное население Китая по-прежнему бедно, и немногие могут позволить себе западные продукты. В результате копии западных продуктов не обязательно означают упущенные продажи.Вместо этого они часто служат эффективной рекламой оригиналов: входными товарами, которые в конечном итоге могут стимулировать спрос на настоящие товары по мере роста растущего среднего класса Китая. Например, несколько сэндвич-магазинов в Китае скопировали внешний вид и еду американской сети ресторанов быстрого питания Subway. Руководители Subway не слишком остроумны. Александр Муди-Стюарт, управляющий директор сети, недавно сказал The Wall Street Journal , что для западного бренда, такого как Subway, который пытается повысить осведомленность о типе еды, которую обычно не едят китайцы, «имитирует разве» это совсем не плохо.«На огромном, но в значительной степени неосвоенном рынке, таком как Китай, открытость и перспектива роста завтра могут превзойти большую долю рынка сегодня. И хотя шаньчжайская продукция широко известна, китайцы, которые могут покупать оригинальные товары, обычно делают это.

Ни одно поле не иллюстрирует парадоксальную природу китайского копирования лучше, чем предметы роскоши. Страна, которая когда-то заставляла своих граждан носить куртки Mao, стала крупнейшим рынком предметов роскоши в мире, опередив даже Соединенные Штаты, согласно анализу 2012 года, проведенному консалтинговой фирмой Bain & Company.Этот рынок не ограничивается сумками или небольшими аксессуарами. В 2012 году, как недавно сообщал Beijing Review , Bentley Motors продала 8 510 автомобилей по всему миру, из которых 2253 были проданы в Китае, что сделало его вторым по величине рынком для бренда. Даже для Apple страна HiPhone прибыльна: бизнес Apple в Китае приносит почти 25 миллиардов долларов в год, уступая только бизнесу в Соединенных Штатах. Более того, Китай был единственным местом в мире, где продажи Apple выросли в первом квартале 2013 года.

Таким образом, поддельная экономика Китая позволяет продуктам проникать в среднестатистические китайцы — иногда улучшая их по мере продвижения — и в процессе помогает Китаю и китайским фирмам развиваться и конкурировать в ближайшем будущем. В долгосрочной перспективе открытое копирование может повысить спрос на западные инновации. Как сказал соучредитель Microsoft Билл Гейтс, не известный своим снисходительным отношением к правам интеллектуальной собственности, о китайском копировании программного обеспечения сказал: «Пока они собираются украсть его, мы хотим, чтобы они украли и наше.Они как бы пристрастятся, и тогда мы как-нибудь придумаем, как собирать деньги в ближайшее десятилетие ».

ОРИГИНАЛЬНЫЕ ГАНГСТЕРЫ

Пожалуй, самое важное, что нужно понимать в подделке экономики Китая, — это то, что она сама по себе подделка. Когда Соединенные Штаты только начинали свое восхождение к богатству и могуществу, они были такой же пиратской страной, как и Китай сегодня. В восемнадцатом и девятнадцатом веках Соединенное Королевство было основной целью американцев-воров, которые сосредоточили свой экономический шпионаж на британской текстильной промышленности.Американские предприниматели стремились воспроизвести секретные британские проекты ткацких станков и мельниц, и правительство США было готово им помочь.

Как и в современном Китае, имитационные инновации были официальной политикой: ранний закон США запрещал иностранным изобретателям получать в Соединенных Штатах патенты на изобретения, которые они уже запатентовали где-либо еще, а значительные препятствия для иностранных патентов сохранялись и в конце 1800-х годов. Закон об авторском праве США был аналогичным, явно отказывая иностранным авторам в какой-либо защите.Этот запрет не снимался до 1891 года, и даже тогда иностранные авторы были обязаны производить свои книги в Соединенных Штатах в качестве условия защиты авторских прав США. Это требование полностью не исчезало из законодательства США до 1980-х годов. Самым известным бенефициаром таких законов был Бенджамин Франклин, который переиздавал произведения британских авторов без разрешения или оплаты. Британцы критиковали американцев за их копирование; Чарльз Диккенс повторил чувства других известных британских писателей, когда он сетовал на «изысканную справедливость — никогда не получать шесть пенсов на огромной американской продаже всех моих книг.”

Тем не менее, собственная история Диккенса показывает, как пиратство иногда может принести пользу создателям. Широкое копирование его работ привело к большой разоблачению, превратив Диккенса в литературную суперзвезду в Соединенных Штатах. В 1867–1868 годах Диккенс совершил грандиозное турне по стране с лекциями, в ходе которого он заработал более 19 000 фунтов стерлингов, или почти 1,75 миллиона долларов в сегодняшних долларах. К тому времени, когда Диккенс умер, два года спустя, более 20 процентов активов его состояния было получено в результате этого турне по США.

Эти параллели между U.Южное прошлое и китайское настоящее позволяют увидеть нынешнюю паранойю Вашингтона по поводу пиратства Пекина. Подобно тому, как копирование позволяло экономике Соединенных Штатов расти в восемнадцатом и девятнадцатом веках, сегодня оно позволяет Китаю делать то же самое. И точно так же, как в то время британцы преувеличивали экономическую угрозу, исходящую от американского копирования, сегодня преувеличивается и китайская угроза.

Это не умаляет важность прав интеллектуальной собственности. Действительно, они необходимы в таких областях, как фармацевтика, где затраты на разработку особенно высоки.Но более сильные права не всегда приводят к лучшим результатам. Права интеллектуальной собственности могут как сдерживать, так и стимулировать инновации; они сдерживают конкуренцию, даже если поощряют творчество. Самое главное, поскольку каждое нововведение основывается на том, что было раньше, слишком широкая защита ограничивает ценные источники вдохновения. Чтобы построить лучшую мышеловку, нужно иметь возможность строить мышеловки, которые появились раньше. Подобно тому, как Apple позаимствовала у Xerox идею объединения компьютерной мыши с экраном с графическими значками (а не просто текстом на экране) — в результате чего появился современный настольный компьютер — так же и миллионы других новаторов созданы и улучшены. работа других.

Китай принял свои первые современные законы о патентах и ​​товарных знаках в 1980-х годах и свой первый закон об авторском праве в 1990 году. Закон об интеллектуальной собственности остается относительно новым явлением в обществе, которое уделяет большое внимание ускорению экономического роста и поддержанию социальной стабильности. Нельзя ожидать, что китайское отношение и практика копирования быстро изменятся. По мере дальнейшего развития экономики Китая, возможно, баланс интересов изменится, и страна может принять менее снисходительный подход.Между тем, очень важно держать китайское копирование в перспективе и осознавать его плюсы и затраты. Прежде всего, Соединенным Штатам следует подумать о своей истории как пиратской нации — и расслабиться.

Загрузка …
Пожалуйста, включите JavaScript для правильной работы этого сайта.

Сделай это, не притворяйся, Сабрина Хорн: 9781523091492

Похвала

« Сделай это, не притворяйся» предоставляет разнообразный набор стратегий и идей для развития мышечной памяти, которые не дадут вам попасть в ловушку фальсификации, чтобы выжить.»
Forbes

«… Советник высшего звена, предприниматель и эксперт по коммуникациям Сабрина Хорн дает лидерам инструменты, позволяющие противостоять «коротким взломам», а также смелость вести себя искренне и честно ».
INC

«Название книги представляет собой ремикс популярной поговорки« Подделай, пока не добьешься ». Однако в своей книге Хорн призывает предпринимателей, лидеров и начинающих лидеров ответить на более высокий призыв. честности: Сделайте это — не притворяйтесь.Ее философия лидерства основана на искренности, честности и реальности. Она делится полезными советами по различным темам, от принятия решений до создания прочной руководящей команды, а также обсуждает роль, которую гендер сыграл на ее пути к тому, чтобы стать генеральным директором. По словам Хорна, высшая мера успеха зависит от того, как вы его достигнете ».
TD Magazine

Входит в список номинантов премии «Выдающиеся литературные произведения 2021 года» (OWL) в категории «Лидерство».

«Руководство по серьезному бизнес-лидерству… Сделай это, не подделывай» — откровенный, доступный и долгожданный вклад в сборники деловых и руководящих кадров.
Midwest Book Review

« Сделай это, не притворяйся — отличный способ начать и вести компанию от начала до конца с точки зрения принципа целостности любой ценой — как сделать это, не притворяясь. »
—Leadership Now

«… основан на 25-летнем опыте Хорна в этой области, чтобы показать читателям, почему прочная основа истины может привести к увеличению вознаграждения для агентств.”
O’Dwyer’s

« Сабрина, отмеченный наградами генеральный директор, советник высшего звена, предприниматель и эксперт по коммуникациям, очень хорошо разбирается в вопросах успеха. Она не только была генеральным директором своей собственной очень успешной фирмы по связям с общественностью в сфере технологий, но и более 20 лет консультировала сотни руководителей высшего звена. Теперь она берет то, что узнала, и дает лидерам инструменты, чтобы противостоять «коротким хитростям», и мужество, чтобы вести с достоверностью и честностью в своей новой книге.«
Но сначала она потерпела неудачу. Подкаст

« Сделай это, не притворяйся — отличное чтение для любого основателя, генерального директора или начинающего предпринимателя, который собирается отправиться в путь основателя! »
— Подкаст «Измеряющие показатели»

«Сабрина делится своими взглядами и мудростью, накопленными за годы работы с техническими руководителями, венчурными капиталистами и влиятельными лицами, о том, как правильные поступки приводят к правильным поступкам. В серии Make It, Don’t Fake It Сабрина показывает нам, что фальсификация предназначена для неудачников.Узнайте, как добиться этого с соблюдением этических норм, энтузиазма, уверенности, гордости и стойкости ».
— Энди Каннингем, публицист Стива Джобса, автор бестселлера Get to Aha! и генеральный директор Cunningham Collective

«В 1990-х годах Сабрина стала важным продолжением команды PeopleSoft в то время, когда основные ценности и убеждения были новой концепцией. Она шла в ногу с нами, поскольку мы приняли наши основные ценности для обеспечения быстрого роста PeopleSoft, вывода на рынок новой технологии (клиент / сервер) и первоначального публичного предложения.Мы всегда могли рассчитывать на ее честность, откровенность и творческий подход, и, попросту говоря, мы любили ее и доверяли ей. Эта книга показывает, почему. Она подходит к бизнесу и жизни с точки зрения целостности и «сохраняет вещи реальными» — стратегия, которая, как я считаю, имеет фундаментальное значение для создания успешных и устойчивых продуктов и компаний ».
— Дэйв Даффилд, основатель PeopleSoft, Workday и Ridgeline

«Независимо от того, являетесь ли вы начинающим предпринимателем или опытным руководителем, Make It, Don’t Fake It — важное руководство для целеустремленного и эффективного руководства. честность.Нет никаких «приемов роста» или быстрых путей к успеху. Сабрина передает убедительное сообщение в критический момент ».
— Джей Фулчер, председатель и главный исполнительный директор, Zenefits

«Это серьезное и простое руководство для достижения успеха как в бизнесе, так и в жизни. Проницательный и здравый подход Сабрины к успеху снова и снова приводил ее к этому. Ее книга — это дорожная карта, из которой каждый может извлечь уроки и применить в своей жизни! »
— Дэвид Дж. Мур, основатель и генеральный директор, 24/7 Real Media; Президент WPP Digital; Председатель Xaxis и IAB; и соучредитель и генеральный директор BritePool

« Сабрина Хорн« Сделай это, не притворяйся », наполненная жемчужинами лидерства и историями о ее личном росте в качестве основателя и генерального директора, представляет собой необходимый и значимый учебник для начинающих. и опытные руководители.Ее акцент на прозрачности, ценностях и культуре пронизан повсюду. Влияние этого акцента на ее решения, когда фишки упали или выросли, является столь же ясным уроком, который любой руководитель или генеральный директор должен подумать и реализовать. Меня освежали истории неудач, их значение и то, как она оправилась. Ее практические советы первоклассны, и их нужно преподавать в бизнес-школах повсюду. Я знаю Сабрину тридцать лет, и эта книга — прекрасное свидетельство ее миссии и ее жизни как успешной бизнес-леди.
—Рэй Ротрок, венчурный капиталист, член совета директоров, генеральный директор и филантроп

«Сабрина Хорн предлагает прагматичный реальный подход для сегодняшних бизнес-лидеров, который увеличит их вероятность успеха в навигации по сложному лабиринту, который будет быть обязанным для достижения своих целей ».
—Питер Собилофф, управляющий директор Insight Partners

«Сабрина Хорн обеспечивает столь необходимую ясность в том, что кажется подавляющим».
Тенденции развития малого бизнеса

границ | Прививка от фейковых новостей о COVID-19

Введение

Появление нового коронавируса (SARS-CoV-2) в декабре 2019 года быстро привело к глобальной пандемии, унесшей уже сотни тысяч смертей во всем мире (Roser et al., 2020). Исследователи отметили, что в отсутствие эффективного лечения или вакцины для управления ответными мерами на пандемию потребуется использовать знания социальных и поведенческих наук, особенно в отношении нефармацевтических вмешательств и сдерживания распространения дезинформации о COVID-19 (Депу et al., 2020; Habersaat et al., 2020; Van Bavel et al., 2020). Фактически, распространение вводящей в заблуждение информации о вирусе побудило Всемирную организацию здравоохранения (ВОЗ) предупредить о продолжающейся «инфодемии» или переизбытке информации — особенно дезинформации — во время эпидемии (World Health Organization, 2020b; Zarocostas , 2020).Это затрудняет людям поиск достоверной и достоверной информации, когда она им нужна. В этой статье мы задаем три важных вопроса, чтобы помочь лучше информировать общество в ответ на инфодемию, а именно: (1) каков объем и охват дезинформации о COVID-19 среди населения в целом; (2) какие существуют доказательства того, что дезинформация о вирусе подрывает общественную поддержку профилактического поведения в отношении здоровья и его принятие; и (3) как можно использовать выводы из психологии для эффективного управления реакцией общества, чтобы помочь ограничить распространение влиятельной дезинформации? В частности, чтобы «иммунизировать» людей против вируса дезинформации, мы опираемся на теорию психологической прививки и ее практическое применение.

Дезинформация о COVID-19

Дезинформация о COVID-19 широко распространилась в социальных сетях, начиная от продажи поддельных «лекарств», таких как полоскание горла лимоном или соленой водой и инъекции отбеливателя (Всемирная организация здравоохранения, 2020a), до ложных теорий заговора, которые вирус был биоинженерным в лаборатории в Ухане (Andersen et al., 2020; Cohen, 2020), или что сотовая сеть 5G вызывает или усугубляет симптомы COVID-19 (BBC News, 2020).Фильм о заговоре « Plandemic » появился в сети 4 мая 2020 года, набрав миллионы просмотров и быстро стал одним из самых распространенных примеров дезинформации, связанной с коронавирусом (Cook et al., 2020). В видео содержатся опасные советы для здоровья, например, ложные предположения о том, что ношение маски на самом деле «активирует» коронавирус. Фейковые новости о вирусе также активно пропагандировались политическими элитами, такими как президент Трамп и президент Бразилии Жаир Болсонару, которые ложно утверждали, что гидроксихлорохин «действует повсюду» в качестве средства против вируса (Constine, 2020).Но дезинформация о COVID-19 не ограничивается откровенно правдивой или ложной информацией, что расширяет масштаб проблемы. Например, хотя вред и польза гидроксихлорохина как потенциального лечения действительно изучаются, в настоящее время нет научного консенсуса относительно его эффективности (Geleris et al., 2020; Meyerowitz et al., 2020). Таким образом, даже принятие решения о том, что считать дезинформацией о COVID-19, является сложным делом, поскольку понимание причин и методов лечения вируса со временем развивается.Тем не менее, становится все более очевидным, что дезинформация о COVID-19 — распространенная проблема. Например, опрос, проведенный Ofcom в Соединенном Королевстве, показал, что почти половина (46%) населения Соединенного Королевства сообщила о подверженности фейковым новостям о коронавирусе (Ofcom, 2020). Аналогичные результаты (48%) были получены Pew в США (Mitchell and Oliphant, 2020). В частности, среди тех, кто подвергся воздействию, почти две трети (66%) сообщили, что видели это ежедневно, что проблематично, поскольку известно, что повторное воздействие увеличивает веру в фальшивые новости (Pennycook et al., 2018). Хотя массовое одобрение теорий заговора о вирусе еще не получило широкого распространения, существенные меньшинства (обычно около трети выборки) в Соединенном Королевстве и Соединенных Штатах считают, что вирус либо создан человеком, либо специально создан могущественными организациями ( Freeman et al., 2020; Roozenbeek et al., 2020b; Uscinski et al., 2020). Действительно, опрос YouGov показал, что около 28% американцев и 50% зрителей Fox News думают, что Билл Гейтс планирует использовать вакцину COVID-19 для внедрения микрочипов у людей (Sanders, 2020).Более того, недавний анализ самых просматриваемых видеороликов о коронавирусе на YouTube показал, что более 25% самых популярных видеороликов о вирусе содержат вводящую в заблуждение информацию, достигнув 62 миллионов просмотров по всему миру (Li et al., 2020).

Как распространение дезинформации вредит реакции общества на пандемию?

Еще одно новое понимание заключается в том, что заговоры COVID-19 и повальная дезинформация могут отрицательно повлиять на эффективность стратегий сдерживания. Действительно, дезинформация о COVID-19 может коренным образом исказить восприятие людьми риска, связанного с вирусом (Krause et al., 2020). Это важно, поскольку восприятие риска связано с принятием профилактических мер в отношении здоровья от COVID-19 (Dryhurst et al., 2020). Недавнее исследование Uscinski et al. (2020) обнаружили, что вера в заговоры о вирусе связана со склонностью отвергать информацию от экспертных органов. Аналогичные результаты были получены Freeman et al. (2020), которые также отметили связь между верой в заговоры COVID-19 и ростом сомнений в отношении вакцинации. Например, люди, которые поддерживали заговор о том, что вирус является биоинженерным, с меньшей вероятностью сообщали о соблюдении руководящих принципов общественного здравоохранения (например,g., оставаясь дома) и реже сообщали о том, что принимают вакцину от COVID-19 (см. также Imhoff and Lamberty, 2020). Эти эффекты проблематичны, потому что в настоящее время опросы показывают, что только 50% американцев готовы получить потенциальную вакцину, если она станет доступной, что подрывает потенциал коллективного иммунитета против коронавируса (Cornwall, 2020). Важно отметить, что дезинформация о вирусе имеет и другие серьезные социальные последствия. Недавние отчеты показали, что дезинформация о коронавирусе связана с нападениями толпы, массовыми отравлениями (Depoux et al., 2020) и акты вандализма (Весна, 2020). Только в Соединенном Королевстве люди подожгли не менее 50 телефонных мачт в ответ на заговор 5G (BBC News, 2020), и исследования показывают, что вера в заговор 5G связана с насильственными намерениями (Jolley and Paterson, 2020). Кроме того, анализ более 60 миллионов сотовых телефонов с геокодированием показал снижение социального дистанцирования в проправительственных областях после того, как президент Бразилии неточно описал риски COVID-19 (Ajzenman et al., 2020). Аналогичный анализ был проведен в Соединенных Штатах в ответ на политическую поляризацию по поводу профилактического поведения, связанного с COVID-19 (Allcott et al., 2020), подчеркивая разрушительный потенциал громкой дезинформации как для индивидуального, так и для общественного благосостояния.

Использование идей психологии: прививка от дезинформации о COVID-19

До сих пор мало внимания уделялось исследованиям социальных и поведенческих наук для борьбы с дезинформацией о COVID-19, несмотря на обширную доступность исследований, которые можно было бы почерпнуть из Van Bavel et al. (2020). Выяснилось, что проверка фактов имеет тенденцию распространяться в социальных сетях медленнее, чем дезинформация (Vosoughi et al., 2018), что затрудняет эффективную проверку фактов. Например, обзор Politico показал, что усилия Facebook по проверке фактов мало помогли предотвратить широкое распространение заговоров о коронавирусе в частных группах на платформе (Scott, 2020). Дальнейшие осложнения возникают из-за «продолжающегося эффекта влияния» дезинформации, согласно которому люди могут продолжать верить дезинформации даже после того, как она была опровергнута (Ecker et al., 2010; Lewandowsky et al., 2012). Кроме того, хотя инициативы в области медиаграмотности важны и могут быть эффективными при правильных условиях (Bode and Vraga, 2015; Guess et al., 2020; Van Bavel et al., 2020), их разработка часто требует больших затрат и медленного развертывания. out, и реактивный , а не проактивный .

В частности, учитывая практические проблемы проверки фактов и сложность исправления дезинформации после того, как ущерб уже нанесен, исследователи начали исследовать предварительную группировку (т.е., упреждающее опровержение). Поскольку дезинформация распространяется через сети так же, как настоящий вирус, «заражающий своего хозяина» и быстро передающий ложь от одного разума к другому, естественным противоядием является психологическая вакцина против фальшивых новостей (van der Linden and Roozenbeek, 2020).

Теория прививки

Теория психологической прививки переводит историческую практику вакцинации в медицину в сферу сопротивления убеждению (McGuire, 1964). При медицинской прививке вирус ослабляется до такой степени, что не вызывает заболевания, но вызывает защитные реакции, такие как антитела.В прививке убеждения сильный вызов (например, теория заговора) ослабляется до такой степени, что он не изменит положение человека — его здоровое состояние — но вызовет защитные реакции, такие как усиление критического мышления (McGuire, 1964; Комптон, 2013). В обоих контекстах действует схожий процесс: подверженность ослабленным вызовам ведет к сопротивлению более серьезным вызовам. В психологической прививке ослабленный вызов часто состоит из двух элементов (Compton, 2013), а именно: (а) предупреждение об угрозе или нападении на чье-либо отношение и (б) упреждающее опровержение контраргументов (или предварительная группировка).Упреждающее опровержение дезинформации ослабляет дезинформацию, так же как медицинская вакцина часто состоит из ослабленного вируса. Например, в исследовании дезинформации об изменении климата участники были (а) предупреждены о том, что некоторые политические деятели пытаются ввести людей в заблуждение по этому вопросу, и (б) предоставлены факты и аргументы для опровержения дезинформации — превентивно, то есть до того, как они впоследствии подверглись полной дозе дезинформации (van der Linden et al., 2017). Исследование показало, что прививка частично иммунизирует людей от дезинформации о климате (см. Также Maertens et al., 2020а).

В процессе прививки устойчивости к влиянию происходит ряд вещей. Одна из самых важных — угроза — мотивация к сопротивлению. В исследованиях прививок угроза — это реакция на уязвимость (McGuire, 1964; Compton, 2013), например, когда предупреждающее сообщение о прививке вызывает и опровергает убедительную атаку (например, Banas and Richards, 2017), или когда сообщение о прививке раскрывает логические ошибки (Cook et al., 2017). Познавательные и эмоциональные процессы, вызванные угрозой, разнообразны и мощны, включая усиление контраргументов (Pfau et al., 2006), повышенная доступность отношения (Pfau et al., 2003), меньшая психологическая реакция на кампанию, основанную на прививках (Richards and Banas, 2015), и большая психологическая реакция на сообщения об атаке (Miller et al., 2013). Для того, чтобы обычная профилактическая прививка прижилась, желаемое положение должно быть уже на месте — здоровое состояние (Compton, 2013). Это классический подход теории прививки. В контексте коронавируса это будет означать защиту отношения тех людей, которые уже следуют рекомендациям общественного здравоохранения.Усиление их защитных установок снизит вероятность атак дезинформации. Однако более поздний подход в теории прививок расширяет свою эффективность и включает также терапевтическое приложение — лечение прививками, нацеленное на нездоровое состояние (Compton, 2020). Новая работа в этой последней области расширяет сферу применения теории прививки за счет прививки аудитории, которая уже была «поражена» информационным вирусом. Терапевтическая прививка усиливает иммунную защиту и снижает вероятность распространения вируса среди людей.Например, люди, скептически относящиеся к науке о климате, по-прежнему могут извлечь выгоду из прививки от дезинформации в том смысле, что они формируют более сильное отношение к научному консенсусу (Cook et al., 2017; van der Linden et al., 2017).

Область здравоохранения может похвастаться особенно хорошими достижениями в области теории прививок — что вполне уместно в контексте COVID-19. Большая часть этой работы посвящена тому, как сообщения общественного здравоохранения, основанные на теории прививок, могут помочь укрепить сопротивляемость вредным воздействиям, таким как курение сигарет (Pfau et al., 1992) или запоя (Parker et al., 2010). Совсем недавно в рамках прививочной работы изучались способы улучшения полезного для здоровья поведения, такие как выполнение программ упражнений (Dimmock et al., 2016) или усиление намерений вакцинации (Wong and Harrison, 2014), особенно в ответ на теории заговора (Jolley and Douglas, 2017). Например, намерения вакцинации улучшились только тогда, когда участникам были представлены аргументы против заговора перед тем, как они познакомились с теориями заговора вакцинации, но не тогда, когда впоследствии были представлены контраргументы.

Активная вакцина против дезинформации

В исследованиях прививок были предложены два дальнейших достижения, которые обещают масштабируемость и широкую применимость вмешательств по прививкам, особенно в контексте дезинформации: новый акцент на активных прививках (McGuire and Papageorgis, 1961; Roozenbeek and van der Linden, 2018 ), и переключение внимания с прививки против отдельных примеров нежелательного убеждения (например, изменение климата или вакцинация) к методам манипулирования , которые лежат в основе большинства фальшивых новостей, таких как использование эмоционального языка (Brady et al., 2017), конспирологические рассуждения (Lewandowsky et al., 2013; van der Linden, 2015) или выдача себя за экспертов в Интернете (Goga et al., 2015). Идея активной инокуляции заключается в том, чтобы позволить людям вырабатывать свои собственные «антитела». Практическое применение теории активной прививки — это отмеченная наградами браузерная онлайн-игра Bad News . Игра предлагает смоделированную среду социальных сетей, в которой люди берут на себя роль создателей фейковых новостей и узнают о шести распространенных методах дезинформации в течение шести уровней, или «значках» (подробный теоретический обзор см. В Roozenbeek and van der Linden , 2019; ван дер Линден, Рузенбек, 2020).Компонент прививки в игре состоит из комбинации (а) предупреждений о фейковых новостях и (б) предварительного воздействия ослабленных доз методов, используемых при производстве фейковых новостей. Оба процесса потенциально могут усилить эффект прививки, способствуя сохранению в памяти в течение более длительных периодов времени (Pfau et al., 1997, 2005). Исследования показали, что Bad News значительно улучшает способность игроков противостоять методам дезинформации после игрового процесса и повышает уверенность игроков в обнаружении недостоверной информации (Basol et al., 2020). Кроме того, в сотрудничестве с Министерством иностранных дел Соединенного Королевства игра была переведена на международный уровень, и ее эффективность в качестве прививки была воспроизведена в пяти разных языковых версиях (Roozenbeek et al., 2020c). Сам эффект прививки может длиться месяцами (Pfau and Bockern, 1994), в том числе с регулярными «дозаправками» или «бустерами» после игрового процесса (Maertens et al., 2020b). В ответ на вспышку пандемии коронавируса мы изменили сценарий «заговора» в игре Bad News , чтобы показать ослабленные дозы заговоров о вирусе.На рисунке 1 показано несколько скриншотов из игры. Перед игроками стоит задача изобрести и распространить ложную теорию заговора о COVID-19, а также узнать о негативных последствиях своих действий в виде ответов пользователей социальных сетей в их сети, тем самым раскрывая, как создается, распространяется и распространяется дезинформация.

Рисунок 1. Скриншоты из игры Bad News о коронавирусе (www.getbadnews.com). Изображения и ссылки воспроизведены с разрешения Bad News .

Относительно простая адаптация игры Bad News для иммунизации людей от дезинформации, особенно о пандемии COVID-19, подчеркивает потенциал для преобразования теоретических лабораторных результатов в масштабируемые практические вмешательства по вакцинации: в эту игру играют около миллиона человек во всем мире (Roozenbeek et al., 2020c), таким образом «прививая» большое количество людей, которые добровольно переходят на веб-сайт Bad News . Важно отметить, что не обязательно, чтобы каждый человек получил «вакцину»: если у достаточного количества людей выработались антитела против методов, используемых для распространения дезинформации о COVID-19, теоретически можно было бы обеспечить коллективный иммунитет общества.

Заключение

Профилактика лучше лечения. Это верно как в отношении болезней, так и в отношении распространения дезинформации. Хотя игра Bad News является полезным инструментом, требуется дополнительная работа, чтобы обуздать распространение дезинформации о COVID-19, включая многоуровневую систему защиты от отрицания «постправды» науки (van der Linden, 2019), которая будет включать эффективное опровержение и опровержение в реальном времени в дополнение к прививке (Schmid and Betsch, 2019). Практическое применение теории прививки в контексте дезинформации о COVID-19 — новая онлайн-игра Go Viral! , разработанный в сотрудничестве с правительством Соединенного Королевства и ВОЗ, в котором игроки учатся противостоять трем методам манипуляции, обычно используемым для распространения дезинформации о коронавирусе: разжигание страха, использование фальшивых экспертов и теории заговора.Открытым вопросом в активных исследованиях прививок является степень, в которой прививка может повысить навыки распознавания истины , то есть не только способность обнаруживать атаки дезинформации и противостоять им, но и способность лучше определять реальные или достоверные новости (Guess et al. ., 2020; Roozenbeek et al., 2020a). Комптон и др. (2016) призвали к дальнейшей «работе, которая продвигает наше понимание убеждения и применяет ценность в качестве стратегии обмена сообщениями о здоровье для борьбы с серьезными угрозами здоровому образу жизни» (стр.1). Распространение верных представлений о COVID-19 и поощрение более здорового и безопасного поведения, связанного с профилактикой COVID-19, безусловно, ответят на этот призыв. В самом деле, сообщения о здоровье COVID-19 могут использовать оба способа использования теории прививок для защиты более здоровых убеждений и действий: создание сопротивления нездоровому влиянию, например теорий заговора, и поощрение более здорового поведения, например социального дистанцирования и ношения маски на публике. Мы с нетерпением ждем будущих исследований как профилактического, так и терапевтического применения психологической прививки в контексте COVID-19.

Заявление о доступности данных

Оригинальные материалы, представленные в исследовании, включены в статью / дополнительный материал, дальнейшие запросы можно направить соответствующему автору.

Авторские взносы

SL и JR концептуализировали исследование и составили рукопись. JC был соавтором статьи и внес свой вклад в окончательную версию рукописи. Все авторы внесли свой вклад в статью и одобрили представленную версию.

Конфликт интересов

Авторы заявляют, что исследование проводилось при отсутствии каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могут быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Сноски

Список литературы

Оллкотт, Х., Бокселл, Л., Конвей, Дж. К., Генцков, М., Талер, М., и Янг, Д. Ю. (2020). Поляризация и общественное здравоохранение: партийные различия в социальном дистанцировании во время пандемии коронавируса (№ 26946). Доступно в Интернете по адресу: https://www.nber.org/papers/w26946 (по состоянию на 13 октября 2020 г.).

Google Scholar

Андерсен, К. Г., Рамбаут, А., Липкин, В. И., Холмс, Э. К.и Гарри Р.Ф. (2020). Проксимальное происхождение SARS-CoV-2. Нат. Med. 26, 450–452. DOI: 10.1038 / s41591-020-0820-9

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Банас, Дж. А., Ричардс, А. С. (2017). Опасения или мотивация отстаивать свою позицию? изучение механизма угрозы, лежащей в основе устойчивости к убеждению, вызванной прививками. Commun. Monogr. 84, 164–178.

Google Scholar

Басол, М., Рузенбек, Дж., и ван дер Линден, С. (2020). Хорошие новости о плохих новостях: геймифицированная прививка повышает уверенность и когнитивный иммунитет против фальшивых новостей. J. Cogn. 3, 1–9. DOI: 10.5334 / joc.91

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Боде, Л., и Врага, Э. К. (2015). Что касается связанных новостей, это было неправильно: исправление дезинформации с помощью функций связанных историй в социальных сетях. J. Commun. 65, 619–638. DOI: 10.1111 / jcom.12166

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Брэди, W.Дж., Уиллс, Дж. А., Йост, Дж. Т., Такер, Дж. А., и Ван Бавель, Дж. Дж. (2017). Эмоции формируют распространение морализированного контента в социальных сетях. Proc. Natl. Акад. Sci. США 114, 7313–7318. DOI: 10.1073 / pnas.1618923114

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Карлссон, У. (2019). Понимание медийной и информационной грамотности (MIL) в цифровую эпоху: вопрос демократии. Гетеборг: Гетеборгский университет.

Google Scholar

Комптон, Дж.(2013). «Теория прививки», в The SAGE Handbook of Persuasion: Developments in Theory and Practice , 2nd Edn, eds J. P. Dillard and L. Shen (Thousand Oaks, CA: SAGE Publications), 220–236. DOI: 10.4135 / 9781452218410

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Комптон, Дж. (2020). Профилактические и терапевтические прививки для устойчивости к влиянию. Commun. Теория 30, 330–343. DOI: 10.1093 / ct / qtz004

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Комптон, Дж., Джексон, Б., и Диммок, Дж. А. (2016). Убеждение других избегать убеждения: теория прививки и стойкое отношение к здоровью. Фронт. Psychol. 7: 122. DOI: 10.3389 / fpsyg.2016.00122

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Кук, Дж., Левандовски, С., и Эккер, У. К. Х. (2017). Нейтрализация дезинформации с помощью прививки: разоблачение вводящих в заблуждение методов аргументации снижает их влияние. PLoS One 12: e0175799. DOI: 10.1371 / journal.pone.0175799

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Корнуолл, W. (2020). Чиновники готовятся к войне с дезинформацией о вакцинах. Наука 369, 14–15.

Google Scholar

Депу А., Мартин С., Карафиллакис Э., Прит Р., Уайлдер-Смит А. и Ларсон Х. (2020). Пандемия паники в социальных сетях распространяется быстрее, чем вспышка COVID-19. J. Travel Med. 27: ​​тааа031.

Google Scholar

Диммок, Дж.А., Ганье, М., Пруд, Л., Хоул, Т. К., Ребар, А. Л., и Джексон, Б. (2016). Упражнение с сопротивлением: обмен сообщениями о прививках как стратегия защиты мотивации во время монотонного и контролирующего занятия. J. Sport Exerc. Psychol. 38, 567–578. DOI: 10.1123 / jsep.2016-0146

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Драйхерст С., Шнайдер К. Р., Керр Дж., Фриман А. Л., Реккья Г., Ван Дер Блес А. М. и др. (2020). Восприятие риска COVID-19 во всем мире. J. Risk Res. 1–13. DOI: 10.1080 / 13669877.2020.1758193 [Epub перед печатью].

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Эккер, У. К. Х., Левандовски, С., и Танг, Д. Т. У. (2010). Явные предупреждения уменьшают, но не устраняют продолжающееся влияние дезинформации. Mem. Cogn. 38, 1087–1100. DOI: 10.3758 / MC.38.8.1087

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Фриман, Д., Уэйт, Ф., Роузброк, Л., Пети, А., Causier, C., East, A., et al. (2020). Убеждения, недоверие и соблюдение требований правительства в Англии о заговоре, связанном с коронавирусом. Psychol. Med. 1–30. DOI: 10.1017 / S0033291720001890 [Epub перед печатью].

CrossRef Полный текст | PubMed Аннотация | Google Scholar

Geleris, J., Sun, Y., Platt, J., Zucker, J., Baldwin, M., Hripcsak, G., et al. (2020). Обсервационное исследование гидроксихлорохина у госпитализированных пациентов с Covid-19. N. Engl. J. Med. 382, ​​2411–2418.DOI: 10.1056 / NEJMoa2012410

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Гога О., Венкатадри Г., Гуммади К. П. (2015). «Атака с помощью Doppelgänger Bot: изучение имитации идентичности в социальных сетях в Интернете», в материалах Proceedings of the 2015 Internet Measurement Conference , Tokyo, 141–153. DOI: 10.1145 / 2815675.2815699

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Угадай, А. М., Лернер, М., Лайонс, Б., Монтгомери, Дж. М., Нихан, Б., Reifler, J., et al. (2020). Вмешательство в повышение грамотности в области цифровых медиа увеличивает различие между мейнстримными и ложными новостями в Соединенных Штатах и ​​Индии. Proc. Natl. Акад. Sci. США 117, 15536–15545.

Google Scholar

Habersaat, K. B., Betsch, C., Danchin, M., Sunstein, C. R., Böhm, R., Falk, A., et al. (2020). Десять соображений для эффективного управления переходом от COVID-19. Нат. Гм. Behav. 4, 677–687.

Google Scholar

Имхофф Р., и Ламберти, П. (2020). Биологическое оружие или розыгрыш? Связь между различными взглядами на заговор о вспышке коронавирусной болезни (COVID-19) и пандемическим поведением. Soc. Psychol. Человек. Sci. DOI: 10.1177 / 1948550620934692 [Epub перед печатью].

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Джолли Д. и Дуглас К. М. (2017). Профилактика лучше лечения: рассмотрение теорий заговора против вакцины. J. Appl. Soc. Psychol. 47, 459–469. DOI: 10.1111 / jasp.12453

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Джолли Д. и Патерсон Дж. Л. (2020). Пылающие пилоны: изучение роли убеждений в заговоре 5G COVID-19 и поддержки насилия. Br. J. Soc. Psychol. 59, 628–640.

Google Scholar

Краузе, Н. М., Фрейлинг, И., Свекла, Б., и Броссар, Д. (2020). Проверка фактов как информирование о рисках: многоуровневый риск дезинформации во время COVID-19. J. Risk Res. 1–8.DOI: 10.1080 / 13669877.2020.1756385 [Epub перед печатью].

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Левандовски, С., Эккер, У. К. Х., Зайферт, К. М., Шварц, Н., и Кук, Дж. (2012). Дезинформация и ее исправление: постоянное влияние и успешное устранение искажений. Psychol. Sci. Общественный интерес 13, 106–131. DOI: 10.1177 / 1529100612451018

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Левандовски, С., Жиньяк, Г. Э., и Оберауэр, К.(2013). Роль конспирологических идей и мировоззрений в предсказании отказа от науки. PLoS One 8: e75637. DOI: 10.1371 / journal.pone.0075637

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ли, Х. О.-Й., Бейли, А., Хьюнь, Д., и Чан, Дж. (2020). YouTube как источник информации о COVID-19: пандемия дезинформации? BMJ Global Health 5: e002604. DOI: 10.1136 / bmjgh-2020-002604

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Maertens, R., Ансель, Ф., и ван дер Линден, С. (2020a). Борьба с дезинформацией об изменении климата: доказательства долговечности прививки и консенсусных сообщений. J. Environ. Psychol. 70: 101455.

Google Scholar

Maertens, R., Roozenbeek, J., Basol, M., and van der Linden, S. (2020b). Долгосрочная эффективность прививки от дезинформации: три продольных эксперимента. J. Exp. Psychol. Применено doi: 10.1037 / xap0000315

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Макгуайр, В.Дж. (1964). Сопротивление убеждению: некоторые современные подходы. Adv. Exp. Soc. Psychol. 1, 191–229. DOI: 10.1016 / S0065-2601 (08) 60052-0

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Макгуайр, У. Дж., И Папагеоргис, Д. (1961). Сопротивление убеждению, вызванное активным и пассивным предварительным опровержением тех же или альтернативных контраргументов. J. Abnormal Soc. Psychol. 63, 326–332.

Google Scholar

Мейеровиц, Э.A., Vannier, A. G. L., Friesen, M. G. N., Schoenfeld, S., Gelfand, J. A., Callahan, M. V., et al. (2020). Переосмысление роли гидроксихлорохина в лечении COVID-19. FASEB J. 34, 6027–6037. DOI: 10.1096 / fj.202000919

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Миллер К. Х., Иванов Б., Симс Дж., Комптон Дж., Харрисон К. Дж., Паркер К. А. и др. (2013). Повышение силы сопротивления: сочетание мотивационных сил прививки и психологической реактивности. Hum. Commun. Res. 39, 127–155. DOI: 10.1111 / j.1468-2958.2012.01438.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Паркер К. А., Иванов Б. и Комптон Дж. А. (2010). Эффективность прививки в отношении рискованного поведения молодых людей: может ли прививка обеспечить перекрестную защиту от связанных, но не леченных проблем? Health Commun. 27, 223–233. DOI: 10.1080 / 10410236.2011.575541

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

Пфау, М., и Бокерн, С. В. (1994). Устойчивость прививки в придании устойчивости к началу курения среди подростков: второй год. Hum. Commun. Res. 20, 413–430. DOI: 10.1111 / j.1468-2958.1994.tb00329.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Пфау, М., Комптон, Дж., Паркер, К. А., Ан, К., Виттенберг, Э. М., Фергюсон, М. и др. (2006). Загадка выбора времени для контраргулирующих эффектов при сопротивлении: стратегии, направленные на повышение устойчивости контраргулирующих результатов. Commun. Q. 54, 143–156. DOI: 10.1080 / 01463370600650845

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Пфау, М., Иванов, Б., Хьюстон, Б., Хей, М., Симс, Дж., Гилкрист, Э. и др. (2005). Прививка и мысленная обработка: инструментальная роль ассоциативных сетей в процессе сопротивления контртитудному влиянию. Commun. Monogr. 72, 414–441. DOI: 10.1080 / 03637750500322578

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Пфау, М., Роскос-Эволдсен, Д., Вуд, М., Инь, С., Чо, Дж., Лу, К.-Х. и др. (2003). Доступность отношения как альтернативное объяснение того, как прививка вызывает сопротивление. Commun. Monogr. 70, 39–51. DOI: 10.1080 / 715114663

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Пфау, М., Тусинг, Дж., Кернер, А. Ф., Ли, У., Годболд, Л. К., Пеналоза, Л. Дж. И др. (1997). Обогащение конструкции прививки играет роль важнейших компонентов в процессе устойчивости. Hum.Commun. Res. 24, 187–215. DOI: 10.1111 / j.1468-2958.1997.tb00413.x

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Пфау М., Ван Бокерн С. и Канг Дж. Г. (1992). Использование прививки для повышения устойчивости подростков к курению. Commun. Monogr. 59, 213–230. DOI: 10.1080 / 03637759209376266

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Ричардс, А.С., Банас, Дж. А. (2015). Прививка против реакции на убедительные сообщения о здоровье. Health Commun. 30, 451–460.

Google Scholar

Рузенбек, Дж., Мартенс, Р., МакКланахан, В., и ван дер Линден, С. (2020a). Дифференциация предметов и эффекты тестирования в исследованиях прививки дезинформации в Интернете. Educ. Psychol. Измер. 1–23. DOI: 10.1177 / 0013164420940378 [Epub перед печатью].

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Рузенбек, Дж., Шнайдер, К. Р., Драйхерст, С., Керр, Дж., Фриман, А. Л. Дж., Ван дер Блес, А.М., et al. (2020b). Восприимчивость к дезинформации о COVID-19 во всем мире. R. Soc. Open Sci. 7: 201199. DOI: 10.1098 / RSOS.201199

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Рузенбек, Дж., И ван дер Линден, С. (2018). Игра в фейковые новости: активная вакцинация от риска дезинформации. J. Risk Res. 22, 570–580. DOI: 10.1080 / 13669877.2018.1443491

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Рузенбек, Дж., И ван дер Линден, С.(2019). Игра с фейковыми новостями оказывает психологическое сопротивление дезинформации в Интернете. Palgrave Commun. 5:65. DOI: 10.1057 / s41599-019-0279-9

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Рузенбек, Дж., Ван дер Линден, С., и Нигрен, Т. (2020c). Предварительные вмешательства, основанные на теории «прививки», могут снизить восприимчивость к дезинформации в разных культурах. Гарвардская школа Кеннеди (HKS). Дезинформация. Ред. 1, 1–15. DOI: 10.37016 // MR-2020-008

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Uscinski, J.E., Enders, A.M, KLofstad, C., Seelig, M., Funchion, J., Everett, C., et al. (2020). Почему люди верят в теории заговора COVID-19? Гарвардская школа Кеннеди (HKS). Дезинформация. Ред. 1, 1–12. DOI: 10.37016 / MR-2020-015

CrossRef Полный текст | Google Scholar

Van Bavel, J. J., Baicker, K., Boggio, P. S., Capraro, V., Cichocka, A., Cikara, M., et al. (2020). Использование социальных и поведенческих наук для поддержки ответных мер на пандемию COVID-19. Нат. Гм. Behav. 4, 460–471.DOI: 10.1038 / s41562-020-0884-z

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

ван дер Линден, С. (2015). Эффект заговора: знакомство с теориями заговора (о глобальном потеплении) снижает просоциальное поведение и признание науки. чел. Индивидуальный. Diff. 87, 171–173.

Google Scholar

ван дер Линден, С., Лейзеровиц, А., Розенталь, С., и Майбах, Э. (2017). Прививка общественности от дезинформации об изменении климата. Глобальные вызовы 1: 1600008. DOI: 10.1002 / gch3.201600008

PubMed Аннотация | CrossRef Полный текст | Google Scholar

ван дер Линден, С., и Рузенбек, Дж. (2020). «Психологическая прививка против фейковых новостей», в Психология фейковых новостей: принятие, распространение и исправление дезинформации , ред.

Оставить комментарий

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

© 2019 Штирлиц Сеть печатных салонов в Перми

Цифровая печать, цветное и черно-белое копирование документов, сканирование документов, ризография в Перми.