Шрифт сказка: Сказочные шрифты — каталог русских бесплатных шрифтов. Скачать на Facefont

Содержание

Есть такой шрифт: «сказка фо серж». Так он, кажется, называется. Вы…

Есть такой шрифт: «сказка фо серж». Так он, кажется, называется.
Вы его, кончено же, знаете. Более избитый вариант шрифта трудно придумать.
В первой половине 90-ых годов у нас в стране было это… как его … возвращение истории и культуры, разрушенной революцией. Так, кажется, это называлось. Ну и соответственно было модно: Серебряный век, модерн, символизм, проза-поэзия, всякие там модерновые изгибы-перегибы. Я и сама ходила по улицам задрав голову: разглядывала лепнину на кекушевских и шехтелевских домах. Пыталась в мыслях воскресить прошлое… которого не знала. Поэтому воскрешать было нечего.
«Сказку», как мне кажется, именно тогда придумали. Вряд ли, это перерисованный старый шрифт. Скорее, нечто «по мотивам». Впрочем, я не специалист.
Так вот, последние лет семь как минимум этот шрифт используют и в хвост и в гриву (интересно, можно так про шрифт?).Ну не так часто как «таймс нью роман», конечно. Но таймс — шрифт нейтральный, классический, и неспециалист, вроде меня, вряд ли сходу отличит этот шрифт от друго, очень похожего. А сказку и отличать не надо. Она вся такая расписная-расписная. Просто, как хохломская ложка. Кажется, это называется, «декоративный» шрифт? Использовать такие шрифты книги по дизайну советуют вдумчиво, осторожно.
И ее «осторожно» использовали и используют.
Например, в объявлениях центраплюса: «Гадалка с тысячелетним стажем ла-ла-ла-ла…»
Или в какой-нибудь листовке: «Распродадим все без остатка ла-ла-ла-ла», выдержанной в настоящей «модерновой» гамме — желто-красно-черной.
Я за все это время видела всего парочку толковых применений этого шрифта. Таких, где он был более-менее к месту. Но и тут за ним, как проклятье, тянулся длинный шлейф ассоциаций. С гадалками и распродажами, а вовсе не с Андреем Белым и Львом Розенбергом.

И буквально вчера иду я по улице и вдруг вижу на какой-то вывеске рекламной «сказку». И то ли как-то он размещен был неожиданно, то ли еще что-то, но у меня перед глазами слова вдруг стали превращаться в кованную вязь изгибов и перегибов, вроде той что украшает балконы и ограды начала прошлого века. И шрифт мне показался дествительно сказочным. Как сами эти кованные узоры, где цветы, и пауки и твари всякие в один узор сплетаются.
Вспомнила, как с придыханием каждый дом рассматривала, который относился к «тому времени». Как «воскрешала» прошлое, придумывая его как… сказку, наверно.
Сказать, что я считаю этот шрифт идеальным? Да нет же. Просто вот так вдруг увиделся.

Шрифт русские народные сказки. Шрифты для комиксов и мультяшные шрифты. «Безалаберный» мультяшный кириллический шрифт

Хочу представить вашему вниманию небольшую подборку, в которую вошли , а так же мультяшные шрифты . Выбрал наиболее интересные и редкие, на мой взгляд. И еще все они поддерживают кириллицу, такие трудно найти.

1. Один из , которые используют в комиксах. В нем только прописные буквы, легкие небрежность, и наклон, и разная толщина линий. В общем в баллонах чьих-то комиксов вы его наверняка встречали, попробуйте вставить в свои.

2. Если переводить название этого шрифта, получится что-то типа “куриная задница”. Я не знаю почему так. Мне этот шрифт приглянулся необычной формой и . Думаю вполне уместен в каких-то мультипликационных заголовках и всяком таком. Имеет как прописные, так и строчные символы.

3. Брутально угловатый, резкий, жирный шрифт. Тоже видал где-то в комиксах. Смотрится четко и гармонично особенно в окружении экшена. Традиционно для комиксовских шрифтов отсутствуют строчные символы.


4. Этот мне напоминает шрифт из старых мультиков, типа “Ну, погоди!”. Ну там когда авторов перечисляют в титрах. Похож очень по-моему. В общем для стенгазет, новых годов и прочих подобных детских тем. Подойдет идеально.


5. Еще один типичный шрифт из комиксов. Во всевозможных человеках пауках, росомахах, марвелах и прочих супергероях вы его обязательно встретите. Строчных традиционно нет.


6. Сказочно – эксцентричный, так бы я его назвал. Очень понравился этот шрифт. Асимметрия его не мешает чтению, но втыкает большую изюмину в его мякоть. Прекрасно подойдет для оформления каких-нибудь волшебных сказок или заклинаний. Ну или еще для чего-то.


7. Утонченный, резковатый, слегка разнузданный. Не знаю где я его видел, то ли в комиксах, то ли в мультиках?


8. Каменно – треснутый шрифт. Подойдет, естественно, для легенд о . Ну или для заголовков о чем-нибудь каменно-толстом например. Присутствует в 2-х вариантах – залитый и контурный с тенью.

Помощь сайту

Понравился сайт? Уроки оказались полезными? Вы можете поддержать проект, просто если скачаете и установите приложение «Фонарик» для Андроид. Приложение написал автор сайта и рассчитывает в дальнейшем публиковать свои приложения. Фонарик управляет светодиодом вспышки фотокамеры телефона, а также включает подсветку экраном на полной яркости.

Преимущества: гибкие настройки. Вы можете задать в настройках, чтобы фонарик сразу включался при запуске приложения и автоматическое включение таймера при запуске приложения. Настройки позволяют отключить блокировку экрана и блокировку фонарика кнопкой включения телефона. Также вы можете самостоятельно установить время таймера.

Если приложение наберёт популярность, это даст стимул автору на создание новых приложений с учётом пожеланий посетителей сайта.

Заранее благодарен, Дмитрий.

QR-код для установки:

Если Вам понравился материал, скажите свое «спасибо», поделитесь ссылками с друзьями в социальных сетях! Спасибо!

Здравствуйте, дорогие друзья. Давненько я не выкладывал шрифты, которые пользовались большой популярностью у меня сайте. И тут столкнулся с поиском мультяшного шрифта для одного лого и решил сделать сборку из 15-и веселых мультяшных кириллических шрифтов. Некоторые шрифты из этой сборки встречаются в предыдущих моих постах, но я все равно выложил, чтобы было из чего выбрать. Тут есть шрифт из Disney, Ледникового периода, Незнайки на Луне. Каждый шрифт вы сможете скачать отдельно прямо с моего сервера без помощи каких-либо файлообменников и, самое главное, совершенно бесплатно. Поехали:

Рисованный мультяшный кириллический шрифт

Скачать

Классный веселый русский шрифт

Скачать

Кириллический шрифт Disney

Скачать

Жирный кириллический шрифт из мультика

Скачать

Стильный рисованный мультяшный шрифт

Скачать

Веселый жирный шрифт для титров мультика

Скачать

Контурный мультяшный русский шрифт

Скачать

Классный веселый кириллический шрифт

Скачать

Контурный моноширинный мультяшный шрифт

Скачать

Моноширинный мультяшный кириллический шрифт

Скачать

Шрифт для титров в мультике

Скачать

«Безалаберный» мультяшный кириллический шрифт

Скачать

Русский шрифт из «Незнайка на луне»

Скачать

Строгий, но веселый шрифт в кириллической раскладке

Скачать

Тонкий мультяшный шрифт

Скачать

Вот все 15 кириллических шрифтов из этой сборки, которые можно использовать для титров мультика или веселого фильма, для создания веселого яркого логотипа, баннера на детскую тематику. Хорошая сборка получалась, качайте. Кстати все 15 шрифтов вы можете скачать по ссылке ниже.

Два мороза читать с жирным шрифтом. Русская народная сказка «Два Мороза. Русская народная сказка Два Мороза

Два Мороза — сказка о том, что работа может согреть намного лучше, чем самая теплая шуба… (в пересказе М.Л.Михайлова)

Два мороза читать

Гуляли по чистому полю два Мороза, два родных брата, с ноги на ногу поскакивали, рукой об руку поколачивали. Говорит один Мороз другому:

— Братец Мороз — Багровый нос! Как бы нам позабавиться — людей поморозить?

Отвечает ему другой:

Братец Мороз — Синий нос! Коль людей морозить — не по чистому нам полю гулять. Поле всё снегом занесло, все проезжие дороги замело: никто не пройдёт, не проедет. Побежим-ка лучше к чистому бору! Там хоть и меньше простору, да зато забавы будет больше. Всё нет-нет, да кто-нибудь и встретится по дороге.

Сказано — сделано. Побежали два Мороза, два родных брата, в чистый бор. Бегут, дорогой тешатся: с ноги на ногу попрыгивают, по ёлкам, по сосенкам пощёлкивают. Старый ельник трещит, молодой сосняк поскрипывает. По рыхлому ль снегу пробегут — кора ледяная; былинка ль из-под снегу выглядывает, — дунут, словно бисером её всю унижут.

Послышали они с одной стороны колокольчик, а с другой бубенчик: с колокольчиком барин едет, с бубенчиком — мужичок.

Стали Морозы судить да рядить, кому за кем бежать, кому кого морозить.

Мороз — Синий нос, как был помоложе, говорит:

Мне бы лучше за мужичком погнаться. Его скорей дойму: полушубок старый, заплатанный, шапка вся в дырах, на ногах, кроме лаптишек, — ничего. Он же, никак, дрова рубить едет. А уж ты, братец, как посильнее меня, за барином беги. Видишь, на нём шуба медвежья, шапка лисья, сапоги волчьи. Где уж мне с ним! Не совладаю.

Мороз — Багровый нос только подсмеивается.

Молод ещё ты, — говорит, — братец!.. Ну, да уж быть по-твоему. Беги за мужичком, а я побегу за барином. Как сойдёмся под вечер, узнаем, кому была легка работа, кому тяжела. Прощай покамест!

Прощай, братец!

Свистнули, щёлкнули, побежали.

Только солнышко закатилось, сошлись они опять на чистом поле. Спрашивают друг друга — что?

То-то, я думаю, намаялся ты, братец, с барином-то, — говорит младший, — а толку, глядишь, не вышло никакого. Где его было пронять!

Старший посмеивается себе.

Эх, — говорит, — братец Мороз — Синий нос, молод ты и прост! Я его так уважил, что он час будет греться — не отогреется.

А как же шуба-то, да шапка-то, да сапоги-то?

Не помогли. Забрался я к нему и в шубу, и в шапку, и в сапоги, да как зачал знобить! Он-то ёжится, он-то жмётся да кутается; думает: дай-ка я ни одним суставом не шевельнусь, авось меня тут мороз не одолеет. Ан не тут-то было! Мне-то это и с руки. Как принялся я за него — чуть живого в городе из повозки выпустил! Ну, а ты что со своим мужичком сделал?

Эх, братец Мороз — Багровый нос! Плохую ты со мной шутку сшутил, что вовремя не образумил. Думал — заморожу мужика, а вышло — он же отломал мне бока.

Как так?

Да вот как. Ехал он, сам ты видел, дрова рубить. Дорогой начал было я его пронимать, только он всё не робеет — ещё ругается: такой, говорит, сякой этот мороз. Совсем даже обидно стало; принялся я его ещё пуще щипать да колоть. Только ненадолго была мне эта забава. Приехал он на место, вылез из саней, принялся за топор. Я-то думаю: тут мне сломить его. Забрался к нему под полушубок, давай его язвить. А он-то топором машет, только щепки кругом летят. Стал даже пот его прошибать. Вижу: плохо — не усидеть мне под полушубком. Под конец инда пар от него повалил. Я прочь поскорее. Думаю: как быть? А мужик всё работает да работает. Чем бы зябнуть, а ему жарко стало. Гляжу: скидает с себя полушубок. Обрадовался я. «Погоди же, говорю, вот я тебе покажу себя!» Полушубок весь мокрёхонек. Я в него забрался, заморозил так, что он стал лубок лубком.

Надевай-ка теперь, попробуй! Как покончил мужик своё дело да подошёл к полушубку, у меня и сердце взыграло: то-то потешусь! Посмотрел мужик и принялся меня ругать — все слова перебрал, что нет их хуже. «Ругайся, — думаю я себе, — ругайся! А меня всё не выживешь!» Так он бранью не удовольствовался — выбрал полено подлиннее да посучковатее, да как примется по полушубку бить! По полушубку бьёт, а меня всё ругает.

Мне бы бежать поскорее, да уж больно я в шерсти-то завяз — выбраться не могу. А он-то колотит, он-то колотит! Насилу я ушёл. Думал, костей не соберу. До сих пор бока ноют. Закаялся я мужиков морозить.

(Илл. О.Гвоздевой)

Опубликовано: Мишкой 26.10.2017 17:57 18.11.2018

(4,22 /5 — 37 оценок)

Прочитано 3570 раз(а)

  • Эй, ты! — Пляцковский М.С.

    Смешная история о попугае, который дразнился и всех задирал. Но однажды ему подарили большое зеркало и он начал дразнить сам себя:) Эй, ты! читать Никто из зверей не хотел проходить мимо домика, в котором жил …

О сказке

Русская народная сказка «Два Мороза»

Даже самому активному ребенку время от времени необходимо отдохнуть от ярких и шумных модных игрушек, гаджетов и многочисленных мультфильмов. В этом могут прекрасно помочь детские книги и сказки, которые желательно читать ребенку, а не давать прослушивать в аудиозаписи.

Сидя рядом с мамой, папой или бабушкой и слушая сказку, ребенок расслабляется, чувствует тепло и заботу. Ему наверняка приятно, что родители уделяют ему внимание, а это – самое главное.

Кроме того, современные игры и мультфильмы построены по принципу быстрой и резкой смены кадров, которая одновременно удерживает внимание зрителя и позволяет ему не напрягаться при просмотре. Если ребенок будет воспринимать информацию только таким способом, то к тому времени, когда ему нужно будет учиться в школе, он не научится концентрировать внимание. Сказки помогут решить эту проблему.

Прочитанные нараспев и с выражением, сказки научат ребенка спокойно и сосредоточенно воспринимать достаточно большой для его возраста объем информации, разовьют память и концентрацию, а заодно преподнесут жизненный урок.

Сказка о двух братьях – Морозах хороша тем, что в ней есть и четко выраженная мораль, и юмор.

Рассказ начинается с того, что два брата мороза — Мороз Красный нос и Мороз Синий нос – бегут по зимнему заснеженному лесу. Завывает ветер, деревья трещат от холода, но забавляться с природой морозам надоело, они искали новую забаву.

В конце концов братья заметили две повозки. В одной из них сидел барин, закутанный в теплую меховую шубу, а в другой – мужик в заштопанном тулупе, который ехал, видимо, в лес по дрова.

Вечером мороз Красный нос потешался, рассказывая, как легко проник под толстую шубу барина, как того пробивал озноб, и как его еле живого, в городе стаскивали с повозки.

Мороз Синий нос, наоборот, был расстроен. Когда брат спросил его, в чем дело, неопытный мороз рассказал, как пытался одолеть мужика. Поначалу у Синего носа даже получалось, но когда мужик спрыгнул с повозки и взялся рубить дрова, то молодой мороз оказался беспомощен: от мужика валил пар, озноб его не пробирал. Когда мужик, разгоряченный работой, скинул промокший тулуп, Синий нос решил, что заберется в одежду и подождет, пока мужик попытается надеть ее. Тулуп сковало льдом, но, закончив работу, мужик не растерялся: он палкой начал сбивать с тулупа лед, а вместе со льдом выколачивал и молодого мороза. Синий нос с трудом вырвался и решил, что больше никогда не будет морозить мужиков.

Эту сказку можно рассказать, чтобы показать ребенку пользу труда и обличить бездельника. Положительный образ работящего мужика надолго останется в памяти ребенка как пример трудолюбия и того, что интенсивная работа действительно согревает.

Читайте русскую народную сказку «Два Мороза» онлайн бесплатно и без регистрации.

Гуляли по чистому полю два Мороза, два родные брата, с ноги на ногу поскакивали, рукой об руку поколачивали.

Говорит один Мороз другому:

Братец Мороз — Багровый нос! как бы нам позабавиться — людей поморозить?

Отвечает ему другой:

Братец Мороз — Синий нос! коль людей морозить — не по чистому нам полю гулять. Поле все снегом занесло, все проезжие дороги замело; никто не пройдет, не проедет. Побежим-ка лучше к чистому бору! Там хоть и меньше простору, да зато забавы будет больше. Все нет-нет да кто-нибудь и встретится по дороге.

Сказано — сделано. Побежали два Мороза, два родные брата, в чистый бор. Бегут, дорогой тешатся: с ноги на ногу попрыгивают, по елкам, по сосенкам пощелкивают. Старый ельник трещит, молодой сосняк поскрипывает. По рыхлому ль снегу пробегут — кора ледяная; былинка ль из-под снегу выглядывает — дунут, словно бисером ее всю унижут.

Послышали они с одной стороны колокольчик, а с другой бубенчик: с колокольчиком барин едет, с бубенчиком — мужичок.

Стали Морозы судить да рядить, кому за кем бежать, кому кого морозить.

Мороз — Синий нос, как был моложе, говорит:

Мне бы лучше за мужичком погнаться. Его скорее дойму: полушубок старый, заплатанный, шапка вся в дырах, на ногах, кроме лаптишек, ничего. Он же, никак дрова рубить едет… А уж ты, братец, как посильнее меня, за барином беги. Видишь, на нем шуба медвежья, шапка лисья, сапоги волчьи. Где уж мне с ним! Не совладаю.

Мороз — Багровый нос только подсмеивается.

Молод еще ты, — говорит, — братец!.. Ну, да уж быть по-твоему. Беги за мужичком, а я побегу за барином. Как сойдемся под вечер, узнаем, кому была легка работа, кому тяжела. Прощай покамест!

Прощай, братец!

Свистнули, щелкнули, побежали.

Только солнышко закатилось, сошлись они опять на чистом поле. Спрашивают друг друга:

То-то, я думаю, намаялся ты, братец, с барином-то, — говорит младший, — а толку, глядишь, не вышло никакого. Где его было пронять!

Старший посмеивается себе.

Эх, — говорит, — братец Мороз — Синий нос, молод ты и прост. Я его так уважил, что он час будет греться — не отогреется.

А как же шуба-то, да шапка-то, да сапоги-то?

Не помогли. Забрался я к нему и в шубу, и в шапку, и в сапоги да как зачал знобить!.. Он-то ежится, он-то жмется да кутается; думает: дай-ка я ни одним суставом не шевельнусь, авось меня тут мороз не одолеет. Ан не тут-то было! Мне-то это и с руки. Как принялся я за него — чуть живого в городе из повозки выпустил. Ну, а ты что со своим мужичком сделал?

Эх, братец Мороз — Багровый нос! Плохую ты со мною шутку сшутил, что вовремя не образумил. Думал — заморожу мужика, а вышло — он же отломал мне бока.

Как так?

Да вот как. Ехал он, сам ты видел, дрова рубить. Дорогой начал было я его пронимать: только он все не робеет — еще ругается: такой, говорит, сякой этот мороз! Совсем даже обидно стало; принялся я его пуще щипать да колоть. Только ненадолго была мне эта забава. Приехал он на место, вылез из саней, принялся за топор. Я-то думаю: «Тут мне сломить его». Забрался к нему под полушубок, давай его язвить. А он-то топором машет, только щепки кругом летят. Стал даже пот его прошибать. Вижу: плохо — не усидеть мне под полушубком. Под конец инда пар от него повалил. Я прочь поскорее. Думаю: «Как быть?» А мужик все работает да работает. Чем бы зябнуть, а ему жарко стало. Гляжу — скидает с себя полушубок. Обрадовался я. «Погоди ж, говорю, вот я тебе покажу себя». Полушубок весь мокрехонек. Я в него — забрался везде, заморозил так, что он стал лубок лубком. Надевай-ка теперь, попробуй! Как покончил мужик свое дело да подошел к полушубку, у меня и сердце взыграло: то-то потешусь! Посмотрел мужик и принялся меня ругать — все слова перебрал, что нет их хуже. «Ругайся! — думаю я себе, — ругайся! А меня все не выживешь!» Так он бранью не удовольствовался. Выбрал полено подлиннее да посучковатее да как примется по полушубку бить! По полушубку бьет, а меня все ругает. Мне бы бежать поскорее, да уж больно я в шерсти-то завяз — выбраться не могу. А он-то колотит, он-то колотит! Насилу я ушел. Думал, костей не соберу. До сих пор бока ноют. Закаялся я мужиков морозить.

Гуляли по чистому полю два Мороза, два родные брата, с ноги на ногу поскакивали, рукой об руку поколачивали.

Говорит один Мороз другому:
— Братец Мороз — Багровый нос! как бы нам позабавиться — людей поморозить?

Отвечает ему другой:
— Братец Мороз — Синий нос! коль людей морозить — не по чистому нам полю гулять. Поле все снегом занесло, все проезжие дороги замело; никто не пройдет, не проедет. Побежим-ка лучше к чистому бору! Там хоть и меньше простору, да зато забавы будет больше. Все нет-нет да кто-нибудь и встретится по дороге.

Сказано — сделано. Побежали два Мороза, два родные брата, в чистый бор. Бегут, дорогой тешатся: с ноги на ногу попрыгивают, по елкам, по сосенкам пощелкивают. Старый ельник трещит, молодой сосняк поскрипывает. По рыхлому ль снегу пробегут — кора ледяная; былинка ль из-под снегу выглядывает — дунут, словно бисером ее всю унижут.
Послышали они с одной стороны колокольчик, а с другой бубенчик: с колокольчиком барин едет, с бубенчиком — мужичок.

Стали Морозы судить да рядить, кому за кем бежать, кому кого морозить.

Мороз — Синий нос, как был моложе, говорит:
— Мне бы лучше за мужичком погнаться. Его скорее дойму: полушубок старый, заплатанный, шапка вся в дырах, на ногах, кроме лаптишек, ничего. Он же, никак дрова рубить едет… А уж ты, братец, как посильнее меня, за барином беги. Видишь, на нем шуба медвежья, шапка лисья, сапоги волчьи. Где уж мне с ним! Не совладаю.

Мороз — Багровый нос только подсмеивается.
— Молод еще ты, — говорит, — братец!.. Ну, да уж быть по-твоему. Беги за мужичком, а я побегу за барином. Как сойдемся под вечер, узнаем, кому была легка работа, кому тяжела. Прощай покамест!
— Прощай, братец!

Свистнули, щелкнули, побежали.

Только солнышко закатилось, сошлись они опять на чистом поле.

Спрашивают друг друга:
— Что?
— То-то, я думаю, намаялся ты, братец, с барином-то, — говорит младший, — а толку, глядишь, не вышло никакого. Где его было пронять!
Старший посмеивается себе.
— Эх, — говорит, — братец Мороз — Синий нос, молод ты и прост. Я его так уважил, что он час будет греться — не отогреется.
— А как же шуба-то, да шапка-то, да сапоги-то?
— Не помогли. Забрался я к нему и в шубу, и в шапку, и в сапоги да как зачал знобить!.. Он-то ежится, он-то жмется да кутается; думает: дай-ка я ни одним суставом не шевельнусь, авось меня тут мороз не одолеет. Ан не тут-то было! Мне-то это и с руки. Как принялся я за него — чуть живого в городе из повозки выпустил. Ну, а ты что со своим мужичком сделал?
— Эх, братец Мороз — Багровый нос! Плохую ты со мною шутку сшутил, что вовремя не образумил. Думал — заморожу мужика, а вышло — он же отломал мне бока.
— Как так?
— Да вот как. Ехал он, сам ты видел, дрова рубить. Дорогой начал было я его пронимать: только он все не робеет — еще ругается: такой, говорит, сякой этот мороз!

Совсем даже обидно стало; принялся я его пуще щипать да колоть. Только ненадолго была мне эта забава. Приехал он на место, вылез из саней, принялся за топор. Я-то думаю: «Тут мне сломить его». Забрался к нему под полушубок, давай его язвить. А он-то топором машет, только щепки кругом летят. Стал даже пот его прошибать. Вижу: плохо — не усидеть мне под полушубком. Под конец инда пар от него повалил. Я прочь поскорее.

Думаю: «Как быть?» А мужик все работает да работает. Чем бы зябнуть, а ему жарко стало. Гляжу — скидает с себя полушубок. Обрадовался я. «Погоди ж, говорю, вот я тебе покажу себя». Полушубок весь мокрехонек. Я в него — забрался везде, заморозил так, что он стал лубок лубком. Надевай-ка теперь, попробуй! Как покончил мужик свое дело да подошел к полушубку, у меня и сердце взыграло: то-то потешусь! Посмотрел мужик и принялся меня ругать — все слова перебрал, что нет их хуже. «Ругайся! — думаю я себе, — ругайся! А меня все не выживешь!» Так он бранью не удовольствовался. Выбрал полено подлиннее да посучковатее да как примется по полушубку бить! По полушубку бьет, а меня все ругает. Мне бы бежать поскорее, да уж больно я в шерсти-то завяз — выбраться не могу. А он-то колотит, он-то колотит! Насилу я ушел. Думал, костей не соберу. До сих пор бока ноют. Закаялся я мужиков морозить.

Поучительный сказочный рассказ, который особенно интересно читать деткам в зимние праздники. Поспорили два брата Мороза, кто заморозит людей: Синий нос принялся за мужика работящего, а Красный нос – за барина в шубах теплых. У кого получилось воплотить свою задумку, читайте в сказке.

Сказка Два мороза скачать:

Сказка Два мороза читать

Гуляли по чистому полю два Мороза, два родных брата, с ноги на ногу поскакивали, рукой об руку поколачивали. Говорит один Мороз другому:

Братец Мороз — Багровый нос! Как бы нам позабавиться — людей поморозить?

Отвечает ему другой:

Братец Мороз — Синий нос! Коль людей морозить — не по чистому нам полю гулять. Поле все снегом занесло, все проезжие дороги замело; никто не пройдет, не проедет. Побежим-ка лучше к чистому бору! Там хоть и меньше простору, да зато забавы будет больше. Все нет-нет да кто-нибудь и встретится по дороге.

Сказано — сделано. Побежали два Мороза, два родных брата, в чистый бор. Бегут, дорогой тешатся: с ноги на ногу попрыгивают, по елкам, по сосенкам пощелкивают. Старый ельник трещит, молодой сосняк поскрипывает. По рыхлому ль снегу пробегут — кора ледяная; былинка ль из-под снегу выглядывает — дунут, словно бисером ее всю унижут.

Послышали они с одной стороны колокольчик, а с другой бубенчик: с колокольчиком барин едет, с бубенчиком — мужичок.

Стали Морозы судить да рядить, кому за кем бежать, кому кого морозить.

Мороз — Синий нос, как был моложе, говорит:

Мне бы лучше за мужичком погнаться. Его скорее дойму: полушубок старый, заплатанный, шапка вся в дырах, на ногах, кроме лаптишек, ничего. Он же, никак дрова рубить едет… А уж ты, братец, как посильнее меня, за барином беги. Видишь, на нем шуба медвежья, шапка лисья, сапоги волчьи. Где уж мне с ним! Не совладаю.

Мороз — Багровый нос только подсмеивается.

Молод, говорит, ты еще братец!.. Ну, да уж быть по-твоему. Беги за мужичком, а я побегу за барином. Как сойдемся под вечер, узнаем, кому была легка работа, кому тяжела. Прощай покамест!

Прощай, братец!

Свистнули, щелкнули, побежали.

Только солнышко закатилось, сошлись они опять на чистом поле. Спрашивают друг друга:

То-то, я думаю, намаялся ты, братец, с барином-то, — говорит младший, — а толку, глядишь, не вышло никакого. Где его было пронять!

Старший посмеивается себе.

Эх, — говорит, — братец Мороз — Синий нос, молод ты и прост. Я его так уважил, что он час будет греться — не отогреется.

А как же шуба-то, да шапка-то, да сапоги-то?

Не помогли. Забрался я к нему и в шубу, и в шапку, и в сапоги да как зачал знобить! Он-то ежится, он-то жмется да кутается, думает: — дай-ка я ни одним суставом не шевельнусь, авось меня тут мороз не одолеет. Ан не тут-то было! Мне-то это и с руки. Как принялся я за него — чуть живого в городе из повозки выпустил. Ну, а ты что со своим мужичком сделал?

Эх, братец Мороз — Багровый нос! Плохую ты со мною шутку сшутил, что вовремя не образумил. Думал — заморожу мужика, а вышло — он же отломал мне бока.

Как так?

Да вот как. Ехал он, сам ты видел, дрова рубить. Дорогой, начал было я его пронимать: только он все не робеет — еще ругается: такой, говорит, сякой этот мороз! Совсем даже обидно стало; принялся я его ещё пуще щипать да колоть. Только ненадолго была мне эта забава. Приехал он на место, вылез из саней, принялся за топор. Я-то думаю: «Тут мне сломить его». Забрался к нему под полушубок, давай его язвить. А он-то топором машет, только щепки кругом летят. Стал даже пот его прошибать.

Вижу: плохо — не усидеть мне под полушубком. Под конец инда пар от него повалил. Я прочь поскорее. Думаю: «Как быть?» А мужик все работает да работает. Ему бы зябнуть, а ему жарко стало. Гляжу — скидает с себя полушубок. Обрадовался я. «Погоди ж, говорю, вот я тебе покажу себя». Полушубок весь мокрехонек. Я в него — забрался везде, заморозил так, что он стал лубок лубком. Надевай-ка теперь, попробуй! Как покончил мужик свое дело да подошел к полушубку, у меня и сердце взыграло: то-то потешусь! Посмотрел мужик и принялся меня ругать — все слова перебрал, что нет их хуже.

«Ругайся! — думаю я себе, — ругайся! А меня все не выживешь!» Так он бранью не удовольствовался. Выбрал полено подлиннее да посучковатее, да как примется по полушубку бить! По полушубку бьет, а меня все ругает. Мне бы бежать поскорее, да уж больно я в шерсти-то завяз — выбраться не могу. А он-то колотит, он-то колотит! Насилу я ушел. Думал, костей не соберу. До сих пор бока ноют. Закаялся я мужиков морозить.

Жил-был на свете старый Мороз Синий нос, и был у него молодой сын — Мороз Красный нос. Ну и любил же молодой Мороз Красный нос похвастаться!
Только, бывало, и твердит: «Отец уже стар, плохо своё дело делает. А вот я — молодой да сильный. Как за дело возьмусь, так сразу всё кругом и заморожу».
Раз видит Мороз Красный нос: едет в город толстый барин в мехо­вой шубе.
«Ну, — думает Мороз, — покажу я на этом барине свою силу. Стари­ку-то, моему отцу, его ни за что не заморозить, а я разом справлюсь».
Всю дорогу бежал он за барином, насквозь его пробрал, с головы до ног. И на обратном пути от него не отставал, до самого дома проводил. Как приехал барин домой, так и слёг в постель. Расхвастался Мороз Красный нос перед отцом:
— Где тебе, старому, такого толстого барина да ещё в такой толстой шубе заморозить!
— Молодец! — говорит Мороз Синий нос. — Шуточное ли дело — тако­го барина, да ещё в шубе, одолел! А ну-ка, заморозь теперь вон того му­жика, что в лесу дрова рубит. Мороз Красный нос решил, что заморозить мужика — дело простое: шубёнка на нём дырявая, а сам он тощий.
— Ну, это разве работа? — смеётся Мороз Красный нос. — Мне на него только раз дунуть, — он и готов.
Налетел Мороз Красный нос на мужика, да как начал его пробирать то с одного бока, то с другого, то за шиворот заберётся, изо всех сил ста­рается.
А мужику хоть бы что, только сильней топором машет да пот со лба вытирает.
— Ух, — говорит, — жарко!
Устал наконец Мороз Красный нос. «Ладно, — думает, — я тебя всё равно перехитрю!» И забрался мужику в рукавицы, которые тот снял, чтоб работать сподручнее было, и на дрова кинул.
Вот нарубил мужик дров, увязал их, шапку поглубже нахлобучил и взялся за свои рукавицы.
Смотрит, а они насквозь промёрзли, точно ледяные. Что тут делать? Взял он топор и давай обухом рукавицы колотить да разминать. Так Мо­розу бока намял, что тот насилу до дому доплёлся.
А старый Мороз Синий нос, как увидел сына, засмеялся и говорит:
— Вот тебе, простаку, наука! Силы-то в тебе много, а ума — ещё не на­брался.

— КОНЕЦ —

Русская народная сказка в пересказе

Сказка о царе Салтане читать онлайн полностью, Пушкин А. С.

Сказка о царе Салтане начинается с беседы трех сестер, которые представляют, что бы они сделали, став царицами. Царь Салтан подслушивает разговор и женится на сестре, которая обещала родить ему богатыря. Другие девушки становятся ткачихой и поварихой. Когда царь уехал на войну, жена родила ему сына – Гвидона. Из-за козней сестер и сватьи царицу с сыном пленили и бросили в море. Гвидон рос не по дням, а по часам. Оказавшись на острове, он спас девицу-лебедя, которая стала исполнять его желания. Она помогла ему встретиться с отцом. Царь на радостях простил сестер и сватью. Сказка учит помогать нуждающимся, преодолевать трудности и ценить своих родных.

Сказка о царе Салтане о сыне его славном и могучем богатыре князе Гвидоне Салтановиче и прекрасной царевне Лебеди.

Три девицы под окном
Пряли поздно вечерком.
«Кабы я была царица,-
Говорит одна девица,-
То на весь крещеный мир
Приготовила б я пир».


— «Кабы я была царица,-
Говорит ее сестрица,-
То на весь бы мир одна
Наткала я полотна».
— «Кабы я была царица,-
Третья молвила сестрица,-
Я б для батюшки-царя
Родила богатыря».


Только вымолвить успела,
Дверь тихонько заскрыпела,
И в светлицу входит царь,
Стороны той государь.
Во все время разговора
Он стоял позадь забора;
Речь последней по всему
Полюбилася ему.
«Здравствуй, красная девица,-
Говорит он,- будь царица
И роди богатыря
Мне к исходу сентября.
Вы ж, голубушки-сестрицы,
Выбирайтесь из светлицы.
Поезжайте вслед за мной,
Вслед за мной и за сестрой:
Будь одна из вас ткачиха,
А другая повариха».


В сени вышел царь-отец.
Все пустились во дворец.
Царь недолго собирался:
В тот же вечер обвенчался.
Царь Салтан за пир честной
Сел с царицей молодой;
А потом честные гости
На кровать слоновой кости
Положили молодых
И оставили одних.
В кухне злится повариха,
Плачет у станка ткачиха —
И завидуют оне
Государевой жене.
А царица молодая,
Дела вдаль не отлагая,
С первой ночи понесла.


В те поры война была.
Царь Салтан, с женой простяся,
На добра коня садяся,
Ей наказывал себя
Поберечь, его любя.


Между тем, как он далеко
Бьется долго и жестоко,
Наступает срок родин;
Сына бог им дал в аршин,
И царица над ребенком,
Как орлица над орленком;


Шлет с письмом она гонца,
Чтоб обрадовать отца.
А ткачиха с поварихой,
С сватьей бабой Бабарихой
Извести ее хотят,
Перенять гонца велят;
Сами шлют гонца другого
Вот с чем от слова до слова:
«Родила царица в ночь
Не то сына, не то дочь;
Не мышонка, не лягушку,
А неведому зверюшку».


Как услышал царь-отец,
Что донес ему гонец,
В гневе начал он чудесить
И гонца хотел повесить;
Но, смягчившись на сей раз,
Дал гонцу такой приказ:
«Ждать царева возвращенья
Для законного решенья».


Едет с грамотой гонец
И приехал наконец.
А ткачиха с поварихой
С сватьей бабой Бабарихой
Обобрать его велят;
Допьяна гонца поят
И в суму его пустую
Суют грамоту другую —
И привез гонец хмельной
В тот же день приказ такой:
«Царь велит своим боярам,
Времени не тратя даром,
И царицу и приплод
Тайно бросить в бездну вод».
Делать нечего: бояре,
Потужив о государе
И царице молодой,
В спальню к ней пришли толпой.
Объявили царску волю —
Ей и сыну злую долю,
Прочитали вслух указ
И царицу в тот же час
В бочку с сыном посадили,
Засмолили, покатили
И пустили в Окиян —
Так велел-де царь Салтан.


В синем небе звезды блещут,
В синем море волны хлещут;
Туча по небу идет,
Бочка по морю плывет.
Словно горькая вдовица,
Плачет, бьется в ней царица;
И растет ребенок там
Не по дням, а по часам.
День.прошел — царица вопит…
А дитя волну торопит:
«Ты, волна моя, волна?
Ты гульлива и вольна;
Плещешь ты, куда захочешь,
Ты морские камни точишь,
Топишь берег ты земли,
Подымаешь корабли —
Не губи ты нашу душу:
Выплесни ты нас на сушу!»
И послушалась волна:
Тут же на берег она
Бочку вынесла легонько
И отхлынула тихонько.
Мать с младенцем спасена;
Землю чувствует она.
Но из бочки кто их вынет?
Бог неужто их покинет?
Сын на ножки поднялся,
В дно головкой уперся,
Понатужился немножко:
«Как бы здесь на двор окошко
Нам проделать?» — молвил он,
Вышиб дно и вышел вон.


Мать и сын теперь на воле;
Видят холм в широком поле;
Море синее кругом,
Дуб зеленый над холмом.
Сын подумал: добрый ужин
Был бы нам, однако, нужен.
Ломит он у дуба сук
И в тугой сгибает лук,
Со креста снурок шелковый
Натянул на лук дубовый,
Тонку тросточку сломил,
Стрелкой легкой завострил
И пошел на край долины
У моря искать дичины.


К морю лишь подходит он,
Вот и слышит будто стон…
Видно, на море не тихо:
Смотрит — видит дело лихо:
Бьется лебедь средь зыбей,
Коршун носится над ней;
Та бедняжка так и плещет,
Воду вкруг мутит и хлещет…
Тот уж когти распустил,
Клев кровавый навострил…
Но как раз стрела запела —
В шею коршуна задела —
Коршун в море кровь пролил.
Лук царевич опустил;
Смотрит: коршун в море тонет
И не птичьим криком стонет,


Лебедь около плывет,
Злого коршуна клюет,
Гибель близкую торопит,
Бьет крылом и в море топит —
И царевичу потом
Молвит русским языком:
«Ты царевич, мой спаситель,
Мой могучий избавитель,
Не тужи, что за меня
Есть не будешь ты три дня,
Что стрела пропала в море;
Это горе — все не горе.
Отплачу тебе добром,
Сослужу тебе потом:
Ты не лебедь ведь избавил,
Девицу в живых оставил;
Ты не коршуна убил,
Чародея подстрелил.
Ввек тебя я не забуду:
Ты найдешь меня повсюду,
А теперь ты воротись,
Не горюй и спать ложись».


Улетела лебедь-птица,
А царевич и царица,
Целый день проведши так,
Лечь решились натощак.
Вот открыл царевич очи;
Отрясая грезы ночи
И дивясь, перед собой
Видит город он большой,
Стены с частыми зубцами,
И за белыми стенами
Блещут маковки церквей
И святых монастырей.
Он скорей царицу будит;
Та как ахнет!.. «То ли будет? —
Говорит он,- вижу я:
Лебедь тешится моя».
Мать и сын идут ко граду.
Лишь ступили за ограду,
Оглушительный трезвон
Поднялся со всех сторон:


К ним народ навстречу валит,
Хор церковный бога хвалит;
В колымагах золотых
Пышный двор встречает их;
Все их громко величают,
И царевича венчают
Княжей шапкой, и главой
Возглашают над собой;
И среди своей столицы,
С разрешения царицы,
В тот же день стал княжить он
И нарекся: князь Гвидон.


Ветер на море гуляет
И кораблик подгоняет;
Он бежит себе в волнах
На раздутых парусах.
Корабельщики дивятся,
На кораблике толпятся,
На знакомом острову
Чудо видят наяву:
Город новый златоглавый,
Пристань с крепкою заставой —
Пушки с пристани палят,
Кораблю пристать велят.
Пристают к заставе гости
Князь Гвидон зовет их в гости,
Их он кормит и поит
И ответ держать велит:
«Чем вы, гости, торг ведете
И куда теперь плывете?»
Корабельщики в ответ:
«Мы объехали весь свет,
Торговали соболями,
Чорнобурьши лисами;
А теперь нам вышел срок,
Едем прямо на восток,
Мимо острова Буяна,
В царство славного Салтана…»
Князь им вымолвил тогда:
«Добрый путь вам, господа,
По морю по Окияну
К славному царю Салтану;
От меня ему поклон».
Гости в путь, а князь Гвидон
С берега душой печальной
Провожает бег их дальный;
Глядь — поверх текучих вод
Лебедь белая плывет.
«Здравствуй, князь ты мой прекрасный!
Что ты тих, как день ненастный?
Опечалился чему?» —
Говорит она ему.


Князь печально отвечает:
«Грусть-тоска меня съедает,
Одолела молодца:
Видеть я б хотел отца».
Лебедь князю: «Вот в чем горе!
Ну послушай: хочешь в море
Полететь за кораблем?
Будь же, князь, ты комаром».
И крылами замахала,
Воду с шумом расплескала
И обрызгала его
С головы до ног всего.


Тут он в точку уменьшился,
Комаром оборотился,
Полетел и запищал,
Судно на море догнал,
Потихоньку опустился
На корабль — и в щель забился.
Ветер весело шумит,
Судно весело бежит
Мимо острова Буяна,
К царству славного Салтана,
И желанная страна
Вот уж издали видна.
Вот на берег вышли гости;
Царь Салтан зовет их в гости,
И за ними во дворец
Полетел наш удалец.
Видит: весь сияя в злате,
Царь Салтан сидит в палате
На престоле и в венце
С грустной думой на лице;


А ткачиха с поварихой,
С сватьей бабой Бабарихой
Около царя сидят
И в глаза ему глядят.
Царь Салтан гостей сажает
За свой стол и вопрошает:
«Ой вы, гости-господа,
Долго ль ездили? куда?
Ладно ль за морем иль худо?
И какое в свете чудо?»
Корабельщики в ответ:
«Мы объехали весь свет;
За морем житье на худо,
В свете ж вот какое чудо:
В море остров был крутой,
Не привальный, не жилой;
Он лежал пустой равниной;
Рос на нем дубок единый;
А теперь стоит на нем
Новый город со дворцом,
С златоглавыми церквами,
С теремами и садами,
А сидит в нем князь Гвидон;
Он прислал тебе поклон».
Царь Салтан дивится чуду;
Молвит он: «Коль жив я буду,
Чудный остров навещу,
У Гвидона погощу».
А ткачиха с поварихой,
С сватьей бабой Бабарихой
Не хотят его пустить
Чудный остров навестить.
«Уж диковинка, ну право,-
Подмигнув другим лукаво,
Повариха говорит,-
Город у моря стоит!
Знайте, вот что не безделка:
Ель в лесу, под елью белка,
Белка песенки поет
И орешки все грызет,
А орешки не простые,
Все скорлупки золотые,
Ядра — чистый изумруд;
Вот что чудом-то зовут».
Чуду царь Салтан дивится,
А комар-то злится, злится —
И впился комар как раз
Тетке прямо в правый глаз.
Повариха побледнела,
Обмерла и окривела.
Слуги, сватья и сестра
С криком ловят комара.
«Распроклятая ты мошка!
Мы тебя!..» А Он в окошко
Да спокойно в свой удел
Через море полетел.


Снова князь у моря ходит,
С синя моря глаз не сводит;
Глядь — поверх текучих вод
Лебедь белая плывет.
«Здравствуй, князь ты мой прекрасный!
Что ж ты тих, как день ненастный?
Опечалился чему?» —
Говорит она ему.
Князь Гвидон ей отвечает:
«Грусть-тоска меня съедает;
Чудо чудное завесть
Мне б хотелось. Где-то есть
Ель в лесу, под елью белка;
Диво, право, не безделка —
Белка песенки поет
Да орешки все грызет,
А орешки не простые,
Все скорлупки золотые,
Ядра — чистый изумруд;
Но, быть может, люди врут».
Князю лебедь отвечает:
«Свет о белке правду бает;
Это чудо знаю я;
Полно, князь, душа моя,
Не печалься; рада службу
Оказать тебе я в дружбу».
С ободренною душой
Князь пошел себе домой;
Лишь ступил на двор широкий —
Что ж? под елкою высокой,
Видит, белочка при всех
Золотой грызет орех,
Изумрудец вынимает,
А скорлупку собирает,
Кучки равные кладет,
И с присвисточкой поет
При честном при всем народе:
Во саду ли, в огороде.
Изумился князь Гвидон.
«Ну, спасибо,- молвил он,-
Ай да лебедь — дай ей боже,
Что и мне, веселье то же».
Князь для белочки потом
Выстроил хрустальный дом.
Караул к нему приставил
И притом дьяка заставил
Строгий счет орехам весть.
Князю прибыль, белке честь.


Ветер по морю гуляет
И кораблик подгоняет;
Он бежит себе в волнах
На поднятых парусах
Мимо острова крутого,
Мимо города большого:
Пушки с пристани палят,
Кораблю пристать велят.
Пристают к заставе гости;
Князь Гвидон зовет их в гости,
Их и кормит и поит
И ответ держать велит:
«Чем вы, гости, торг ведете
И куда теперь плывете?»
Корабельщики в ответ:
«Мы объехали весь свет,
Торговали мы конями,
Все донскими жеребцами,
А теперь нам вышел срок —
И лежит нам путь далек:
Мимо острова Буяна
В царство славного Салтана…»
Говорит им князь тогда:
«Добрый путь вам, господа,
По морю по Окияну
К славному царю Салтану;
Да скажите: князь Гвидон
Шлет царю-де свой поклон».


Гости князю поклонились,
Вышли вон и в путь пустились.
К морю князь — а лебедь там
Уж гуляет по волнам.
Молит князь: душа-де просит,
Так и тянет и уносит…
Вот опять она его
Вмиг обрызгала всего:
В муху князь оборотился,
Полетел и опустился
Между моря и небес
На корабль — и в щель залез.


Ветер весело шумит,
Судно весело бежит
Мимо острова Буяна,
В царство славного Салтана —
И желанная страна
Вот уж издали видна;
Вот на берег вышли гости;
Царь Салтан зовет их в гости,
И за ними во дворец
Полетел наш удалец.
Видит: весь сияя в злате,
Царь Салтан сидит в палате
На престоле и в венце,
С грустной думой на лице.
А ткачиха с Бабарихой
Да с кривою поварихой
Около царя сидят.
Злыми жабами глядят.
Царь Салтан гостей сажает
За свой стол и вопрошает:
«Ой вы, гости-господа,
Долго ль ездили? куда?
Ладно ль за морем иль худо?
И какое в свете чудо?»
Корабельщики в ответ:
«Мы объехали весь свет;
За морем житье не худо;
В свете ж вот какое чудо:
Остров на море лежит,
Град на острове стоит
С златоглавыми церквами,
С теремами да садами;
Ель растет перед дворцом,
А под ней хрустальный дом;
Белка там живет ручная,
Да затейница какая!
Белка песенки поет
Да орешки все грызет,
А орешки не простые,
Все скорлупки золотые,
Ядра — чистый изумруд;
Слуги белку стерегут,
Служат ей прислугой разной —
И приставлен дьяк приказный
Строгий счет орехам весть;
Отдает ей войско честь;
Из скорлупок льют монету
Да пускают в ход по свету;
Девки сыплют изумруд
В кладовые, да под спуд;
Все в том острове богаты,
Изоб нет, везде палаты;
А сидит в нем князь Гвидон;
Он прислал тебе поклон».
Царь Салтан дивится чуду.
«Если только жив я буду,
Чудный остров навещу,
У Гвидона погощу».
А ткачиха с поварихой,
С сватьей бабой Бабарихой
Не хотят его пустить
Чудный остров навестить.
Усмехнувшись исподтиха,
Говорит царю ткачиха:
«Что тут дивного? ну,’вот!
Белка камушки грызет,
Мечет золото и в груды
Загребает изумруды;
Этим нас не удивишь,
Правду ль, нет ли говоришь.
В свете есть иное диво:
Море вздуется бурливо,
Закипит, подымет вой,
Хлынет на берег пустой,
Разольется в шумном беге,
И очутятся на бреге,
В чешуе, как жар горя,
Тридцать три богатыря,
Все красавцы удалые,
Великаны молодые,
Все равны, как на подбор,
С ними дядька Черномор.
Это диво, так уж диво,
Можно молвить справедливо!»
Гости умные молчат,
Спорить с нею не хотят.
Диву царь Салтан дивится,
А Гвидон-то злится, злится…
Зажужжал он и как раз
Тетке сел на левый глаз,
И ткачиха побледнела:


«Ай!» — и тут же окривела;
Все кричат: «Лови, лови,
Да дави ее, дави…
Вот ужо! постой немножко,
Погоди…» А князь в окошко,
Да спокойно в свой удел
Через море прилетел.


Князь у синя моря ходит,
С синя моря глаз не сводит;
Глядь — поверх текучих вод
Лебедь белая плывет.
«Здравствуй, князь ты мой прекрасный!
Что ты тих, как день ненастный?
Опечалился чему?» —
Говорит она ему.
Князь Гвидон ей отвечает:
«Грусть-тоска меня съедает —
Диво б дивное хотел
Перенесть я в мой удел».
— «А какое ж это диво?»
— «Где-то вздуется бурливо
Окиян, подымет вой,
Хлынет на берег пустой,
Расплеснется в шумном беге,
И очутятся на бреге,
В чешуе, как жар горя,
Тридцать три богатыря,
Все красавцы молодые,
Великаны удалые,
Все равны, как на подбор,
С ними дядька Черномор».
Князю лебедь отвечает:
«Вот что, князь, тебя смущает?
Не тужи, душа моя,
Это чудо знаю я.
Эти витязи морские
Мне ведь братья все родные.
Не печалься же, ступай,
В гости братцев поджидай».


Князь пошел, забывши горе,
Сел на башню, и на море
Стал глядеть он; море вдруг
Всколыхалося вокруг,
Расплескалось в шумном беге
И оставило на бреге
Тридцать три богатыря;


В чешуе, как жар горя,
Идут витязи четами,
И, блистая сединами,
Дядька впереди идет
И ко граду их ведет.
С башни князь Гвидон сбегает,
Дорогих гостей встречает;
Второпях народ бежит;


Дядька князю говорит:
«Лебедь нас к тебе послала
И наказом наказала
Славный город твой хранить
И дозором обходить.
Мы отныне ежеденно
Вместе будем непременно
У высоких стен твоих
Выходить из вод морских,
Так увидимся мы вскоре,
А теперь пора нам в море;
Тяжек воздух нам земли».
Все потом домой ушли.


Ветер по морю гуляет
И кораблик подгоняет;
Он бежит себе в волнах
На поднятых парусах
Мимо острова крутого,
Мимо города большого;
Пушки с пристани палят,
Кораблю пристать велят.
Пристают к заставе гости;
Князь Гвидон зовет их в гости,
Их и кормит, и поит,
И ответ держать велит:
«Чем вы, гости, торг ведете?
И куда теперь плывете?»
Корабельщики в ответ:
«Мы объехали весь свет;
Торговали мы булатом,
Чистым серебром и златом,
И теперь нам вышел срок;
А лежит нам путь далек,
Мимо острова Буяна,
В царство славного Салтана».
Говорит им князь тогда:
«Добрый путь вам, господа,
По морю по Окияну
К славному царю Салтану.
Да скажите ж: князь Гвидон
Шлет-де свой царю поклон».


Гости князю поклонились,
Вышли вон и в путь пустились.
К морю князь, а лебедь там
Уж гуляет по волнам.
Князь опять: душа-де просит…
Так и тянет и уносит…
И опять она его
Вмиг обрызгала всего.
Тут он очень уменьшился,
Шмелем князь оборотился,
Полетел и зажужжал;
Судно на море догнал,
Потихоньку опустился
На корму — и в щель забился.


Ветер весело шумит,
Судно весело бежит
Мимо острова Буяна,
В царство славного Салтана,
И желанная страна
Вот уж издали видна.
Вот на берег вышли гости.
Царь Салтан зовет их в гости,
И за ними во дворец
Полетел наш удалец.
Видит, весь сияя в злате,
Царь Салтан сидит в палате
На престоле и в венце,
С грустной думой на лице.
А ткачиха с поварихой,
С сватьей бабой Бабарихой
Около царя сидят —
Четырьмя все три глядят.
Царь Салтан гостей сажает
За свой стол и вопрошает:
«Ой вы, гости-господа,
Долго ль ездили? куда?
Ладно ль за морем иль худо?
И какое в свете чудо?»
Корабельщики в ответ:
«Мы объехали весь свет;
За морем житье не худо;
В свете ж вот какое чудо:
Остров на море лежит,
Град на острове стоит,
Каждый день идет там диво:
Море вздуется бурливо,
Закипит, подымет вой,
Хлынет на берег пустой,
Расплеснется в скором беге —
И останутся на бреге
Тридцать три богатыря,
В чешуе златой горя,
Все красавцы молодые,
Великаны удалые,
Все равны, как на подбор;
Старый дядька Черномор
С ними из моря выходит
И попарно их выводит,
Чтобы остров тот хранить
И дозором обходить —
И той стражи нет надежней,
Ни храбрее, ни прилежней.
А сидит там князь Гвидон;
Он прислал тебе поклон».
Царь Салтан дивится чуду.
«Коли жив я только буду,
Чудный остров навещу
И у князя погощу».
Повариха и ткачиха
Ни гугу — но Бабариха,
Усмехнувшись, говорит:
«Кто нас этим удивит?
Люди из моря выходят
И себе дозором бродят!
Правду ль бают или лгут,
Дива я не вижу тут.
В свете есть такие ль дива?
Вот идет молва правдива:
За морем царевна есть,
Что не можно глаз отвесть:
Днем свет божий затмевает,
Ночью землю освещает,
Месяц под косой блестит,
А во лбу звезда горит.
А сама-то величава,
Выступает, будто пава;
А как речь-то говорит,
Словно реченька журчит.
Молвить можно справедливо.
Это диво, так уж диво».
Гости умные молчат:
Спорить с бабой не хотят.
Чуду царь Салтан дивится —
А царевич хоть и злится,
Но жалеет он очей
Старой бабушки своей:
Он над ней жужжит, кружится —
Прямо на нос к ней садится,
Нос ужалил богатырь:
На носу вскочил волдырь.


И опять пошла тревога:
«Помогите, ради бога!
Караул! лови, лови,
Да дави его, дави…
Вот ужо! пожди немножко,
Погоди!..» А шмель в окошко,
Да спокойно в свой удел
Через море полетел.


Князь у синя моря ходит,
С синя моря глаз не сводит;
Глядь — поверх текучих вод
Лебедь белая плывет.
«Здравствуй, князь ты мой прекрасный!
Что ж ты тих, как день ненастный?
Опечалился чему?» —
Говорит она ему.
Князь Гвидон ей отвечает:
«Грусть-тоска меня съедает:
Люди женятся; гляжу,
Не женат лишь я хожу».
— «А кого же на примете
Ты имеешь?» — «Да на свете,
Говорят, царевна есть,
Что не можно глаз отвесть.
Днем свет божий затмевает,
Ночью землю освещает —
Месяц под косой блестит,
А во лбу звезда горит.
А сама-то величава,
Выступает, будто пава;
Сладку речь-то говорит,
Будто реченька журчит.
Только, полно, правда ль это?»
Князь со страхом ждет ответа.
Лебедь белая молчит
И, подумав, говорит:
«Да! такая есть девица.
Но жена не рукавица:
С белой ручки не стряхнешь
Да за пояс не заткнешь.
Услужу тебе советом —
Слушай: обо всем об этом
Пораздумай ты путем,
Не раскаяться б потом».
Князь пред нею стал божиться,
Что пора ему жениться,
Что об этом обо всем
Передумал он путем;
Что готов душою страстной
За царевною прекрасной
Он пешком идти отсель
Хоть за тридевять земель.
Лебедь тут, вздохнув глубоко,
Молвила: «Зачем далеко?
Знай, близка судьба твоя,
Ведь царевна эта — я».
Тут она, взмахнув крылами,
Полетела над волнами
И на берег с высоты
Опустилася в кусты,
Встрепенулась, отряхнулась
И царевной обернулась:


Месяц под косой блестит,
А во лбу звезда горит;
А сама-то величава,
Выступает, будто пава;
А как речь-то говорит,
Словно реченька журчит.
Князь царевну обнимает,
К белой груди прижимает
И ведет ее скорей
К милой матушке своей.
Князь ей в ноги, умоляя:
» Государыня-родная!
Выбрал я жену себе,
Дочь послушную тебе.
Просим оба разрешенья,
Твоего благословенья:
Ты детей благослови
Жить в совете и любви».


Над главою их покорной
Мать с иконой чудотворной
Слезы льет и говорит:
«Бог вас, дети, наградит».
Князь не долго собирался,
На царевне обвенчался;
Стали жить да поживать,
Да приплода поджидать.


Ветер по морю гуляет
И кораблик подгоняет;
Он бежит себе в волнах
На раздутых парусах
Мимо острова крутого,
Мимо города большого;
Пушки с пристани палят,
Кораблю пристать велят.
Пристают к заставе гости.
Князь Гвидон зовет их в гости.
Он их кормит, и поит,
И ответ держать велит:
«Чем вы, гости, торг ведете
И куда теперь плывете?»
Корабельщики в ответ:
«Мы объехали весь свет,
Торговали мы недаром
Неуказанным товаром;
А лежит нам путь далек:
Восвояси на восток,
Мимо острова Буяна,
В царство славного Салтана».
Князь им вымолвил тогда:
«Добрый путь вам, господа,
По морю по Окияну
К славному царю Салтану;
Да напомните ему,
Государю своему:
К нам он в гости обещался,
А доселе не собрался —
Шлю ему я свой поклон».
Гости в путь, а князь Гвидон
Дома на сей раз остался
И с женою не расстался.


Ветер весело шумит,
Судно весело бежит
Мимо острова Буяна,
К царству славного Салтана,
И знакомая страна
Вот уж издали видна.
Вот на берег вышли гости.
Царь Салтан зовет их в гости,
Гости видят: во дворце
Царь сидит в своем венце.
А ткачиха с поварихой,
С сватьей бабой Бабарихой
Около царя сидят,
Четырьмя все три глядят.
Царь Салтан гостей сажает
За свой стол и вопрошает:
«Ой вы, гости-господа,
Долго ль ездили? куда?
Ладно ль за морем иль худо?
И какое в свете чудо?»
Корабельщики в ответ:
«Мы объехали весь свет;
За морем житье не худо,
В свете ж вот какое чудо:
Остров на море лежит,
Град на острове стоит,
С златоглавыми церквами,
С теремами и садами;
Ель растет перед дворцом,
А под ней хрустальный дом:
Белка в нем живет ручная,
Да чудесница какая!
Белка песенки поет
Да орешки все грызет;
А орешки не простые,
Скорлупы-то золотые.
Ядра — чистый изумруд;
Белку холят, берегут.
Там еще другое диво:
Море вздуется бурливо,
Закипит, подымет вой,
Хлынет на берег пустой,
Расплеснется в скором беге,
И очутятся на бреге,
В чешуе, как жар горя,
Тридцать три богатыря,
Все красавцы удалые,
Великаны молодые,
Все равны, как на подбор —
С ними дядька Черномор.
И той стражи нет надежней,
Ни храбрее, ни прилежней.
А у князя женка есть,
Что не можно глаз отвесть:
Днем свет божий затмевает,
Ночью землю освещает;
Месяц под косой блестит,
А во лбу звезда горит.
Князь Гвидон тот город правит,
Всяк его усердно славит;
Он прислал тебе поклон,
Да тебе пеняет он:
К нам-де в гости обещался,
А доселе не собрался».


Тут уж царь не утерпел,
Снарядить он флот велел.
А ткачиха с поварихой,
С сватьей бабой Бабарихой
Не хотят царя пустить
Чудный остров навестить.
Но Салтан им не внимает
И как раз их унимает:
«Что я? царь или дитя? —
Говорит он не шутя.-
Нынче ж еду!» — Тут он топнул,
Вышел вон и дверью хлопнул.


Под окном Гвидон сидит,
Молча на море глядит:
Не шумит оно, не хлещет,
Лишь едва-едва трепещет.
И в лазоревой дали
Показались корабли:
По равнинам Окияна
Едет флот царя Салтана.
Князь Гвидон тогда вскочил,
Громогласно возопил:
«Матушка моя родная!
Ты, княгиня молодая!
Посмотрите вы туда:
Едет батюшка сюда».


Флот уж к острову подходит.
Князь Гвидон трубу наводит:
Царь на палубе стоит
И в трубу на них глядит;
С ним ткачиха с поварихой,
С сватьей бабой Бабарихой;
Удивляются оне
Незнакомой стороне.
Разом пушки запалили;
В колокольнях зазвонили;
К морю сам идет Гвидон;
Там царя встречает он
С поварихой и ткачихой,
С сватьей бабой Бабарихой;
В город он повел царя,
Ничего не говоря.


Все теперь идут в палаты:
У ворот блистают латы,
И стоят в глазах царя
Тридцать три богатыря,
Все красавцы молодые,
Великаны удалые,
Все равны, как на подбор,
С ними дядька Черномор.
Царь ступил на двор широкий:
Там под елкою высокой
Белка песенку поет,
Золотой орех грызет,
Изумрудец вынимает
И в мешочек опускает;
И засеян двор большой
Золотою скорлупой.
Гости дале — торопливо
Смотрят — что ж? княгиня — диво:
Под косой луна блестит,
А во лбу звезда горит:
А сама-то величава,
Выступает, будто пава,
И свекровь свою ведет.
Царь глядит — и узнает…
В нем взыграло ретивое!
«Что я вижу? что такое?
Как!» — и дух в нем занялся…
Царь слезами залился,
Обнимает он царицу,
И сынка, и молодицу,


И садятся все за стол;
И веселый пир пошел.
А ткачиха с поварихой,
С сватьей бабой Бабарихой
Разбежались по углам;
Их нашли насилу там.
Тут во всем они признались,
Повинились, разрыдались;
Царь для радости такой
Отпустил всех трех домой.
День прошел — царя Салтана
Уложили спать вполпьяна.
Я там был; мед, пиво пил —
И усы лишь обмочил.

Мультфильм Сказка о царе Салтане | Фильм Сказка о царе Салтане | Аудио Сказка о царе Салтане

Сказка золотая рыбка читать крупный шрифт. Александр Пушкин — Сказка о рыбаке и рыбке: Стих

О сказке

Сказка о рыбаке и рыбке – вечная история с поучительным содержанием

Великий русский поэт, драматург и прозаик, один из самых авторитетных литературных деятелей 19 века оставил родной стране богатое сказочное наследие. Среди популярных и любимых народом произведений на первом месте стоит сказка о рыбаке и рыбке. Рукопись с поучительной историей была готова в 1833 году, а впервые опубликована в 1835 в журнале «Библиотека для чтения».

Автор был хорошо знаком с творчеством немецких писателей братьев Гримм и его произведения часто перекликались с легендами и сказаниями германского народа. Сказка о рыбаке и рыбке имеет общую сюжетную линию с русской народной быличкой о жадной старухе и похожа на померанскую сказочку «О рыбаке и его жене».

Истинно народное произведение всегда расходится на пословицы и цитаты. Присказка «остаться у разбитого корыта» пошла из любимого произведения Пушкина и означает, что можно иметь все, но по глупости остаться без ничего!

Герои Александра Сергеевича всегда очень примечательные, запоминающиеся и характерные. Рекомендуется до начала чтения сказки познакомиться с ними поближе:

Старик – простой неграмотный рыбак, который тридцать лет и три года жил на берегу моря и кормился скудным уловом. По доброте душевной отпустил он рыбку и ничего не попросил в качестве выкупа, но не смог совладать со своей ворчливой старухой и исполнял все ее причудливые капризы.

Старуха – жена старика-рыбака. Забранила она мужа, затюкала за то, что отпустил золотую рыбку, и заставляла беднягу выпрашивать у волшебницы все новые и новые чудеса. Аппетиты у старухи росли, и уже мягкое кресло царицы ей было тесновато. Задумала бабулька стать владычицей морскою и подчинить себе щедрую рыбку.

Золотая рыбка – мифический персонаж и волшебный собирательный образ. Ее можно назвать счастливым билетом, который вытащил старик в награду за годы тяжелого труда и христианского смирения. Ни старый рыбак, ни глупая старуха не смогли правильно распорядиться шансом, который преподнесла им матушка-природа. Они могли получить все необходимое для благополучной старости, но оба остались у разбитого корыта.

Каждый ребенок должен знать сказки Пушкина с детства, а родители через чтение на ночь могут заложить в формирующийся характер малыша главные человеческие ценности. Произведения великого писателя помогут папам и мамам, бабушкам и дедушкам в стихотворной форме донести до детей богатство русского языка и многогранность литературного наследия.

Живая лаковая миниатюра в иллюстрациях к сказочному повествованию

Народные мастера из деревень Палех и Федоскино черпали идеи для творчества из произведений национальных поэтов. Обычные основы из папье-маше покрывали лаковыми красками и с помощью филигранной росписи передавали сюжеты из русских национальных сказок. Высокая степень мастерства позволяла отобразить фантазии авторов и чудеса ручной работы на простом кусочке прессованной бумаги.

Это произведение находится в общественном достоянии во всём мире, поскольку автор умер по крайней мере 100 лет назад.
Общественное достояние Общественное достояние false false

Сказка
о рыбаке и рыбке

Жил старик со своею старухой
У самого синего моря;
Они жили в ветхой землянке
Ровно тридцать лет и три года.
Старик ловил неводом рыбу,
Старуха пряла свою пряжу.
Раз он в море закинул невод, —
Пришел невод с одною тиной.
Он в другой раз закинул невод,
Пришел невод с травой морскою.
В третий раз закинул он невод, —
Пришел невод с одною рыбкой,
С непростою рыбкой, — золотою.
Как взмолится золотая рыбка!
Голосом молвит человечьим:
«Отпусти ты, старче, меня в море,
Дорогой за себя дам откуп:
Откуплюсь чем только пожелаешь.»
Удивился старик, испугался:
Он рыбачил тридцать лет и три года
И не слыхивал, чтоб рыба говорила.
Отпустил он рыбку золотую
И сказал ей ласковое слово:
«Бог с тобою, золотая рыбка!
Твоего мне откупа не надо;
Ступай себе в синее море,
Гуляй там себе на просторе».

Воротился старик ко старухе,
Рассказал ей великое чудо.
«Я сегодня поймал было рыбку,
Золотую рыбку, не простую;
По-нашему говорила рыбка,
Домой в море синее просилась,
Дорогою ценою откупалась:
Откупалась чем только пожелаю.
Не посмел я взять с нее выкуп;
Так пустил ее в синее море».
Старика старуха забранила:
«Дурачина ты, простофиля!
Не умел ты взять выкупа с рыбки!
Хоть бы взял ты с нее корыто,
Наше-то совсем раскололось».

Вот пошел он к синему морю;
Видит, — море слегка разыгралось.

Приплыла к нему рыбка и спросила:
«Чего тебе надобно, старче?»

«Смилуйся, государыня рыбка,
Разбранила меня моя старуха,
Не дает старику мне покою:
Надобно ей новое корыто;
Наше-то совсем раскололось».
Отвечает золотая рыбка:

Будет вам новое корыто».

Воротился старик ко старухе,
У старухи новое корыто.
Еще пуще старуха бранится:
«Дурачина ты, простофиля!
Выпросил, дурачина, корыто!
В корыте много ль корысти?
Воротись, дурачина, ты к рыбке;
Поклонись ей, выпроси уж избу».

Вот пошел он к синему морю,
(Помутилося синее море.)
Стал он кликать золотую рыбку,

«Чего тебе надобно, старче?»

«Смилуйся, государыня рыбка!
Еще пуще старуха бранится,
Не дает старику мне покою:
Избу просит сварливая баба».
Отвечает золотая рыбка:
«Не печалься, ступай себе с богом,
Так и быть: изба вам уж будет».
Пошёл он ко своей землянке,
А землянки нет уж и следа;
Перед ним изба со светелкой,
С кирпичною, беленою трубою,
С дубовыми, тесовыми вороты.
Старуха сидит под окошком,
На чем свет стоит мужа ругает.
«Дурачина ты, прямой простофиля!
Выпросил, простофиля, избу!
Воротись, поклонися рыбке:
Не хочу быть черной крестьянкой,
Хочу быть столбовою дворянкой».

Пошел старик к синему морю;
(Не спокойно синее море.)

Приплыла к нему рыбка, спросила:
«Чего тебе надобно, старче?»
Ей с поклоном старик отвечает:
«Смилуйся, государыня рыбка!
Пуще прежнего старуха вздурилась,
Не дает старику мне покою:
Уж не хочет быть она крестьянкой,
Хочет быть столбовою дворянкой».
Отвечает золотая рыбка:
«Не печалься, ступай себе с богом».

Воротился старик ко старухе.
Что ж он видит? Высокий терем.
На крыльце стоит его старуха
В дорогой собольей душегрейке,
Парчовая на маковке кичка,
Жемчуги огрузили шею,
На руках золотые перстни,
На ногах красные сапожки.
Перед нею усердные слуги;
Она бьет их, за чупрун таскает.
Говорит старик своей старухе:
«Здравствуй, барыня сударыня дворянка!
Чай, теперь твоя душенька довольна».
На него прикрикнула старуха,
На конюшне служить его послала.

Вот неделя, другая проходит,
Еще пуще старуха вздурилась:
Опять к рыбке старика посылает.
«Воротись, поклонися рыбке:
Не хочу быть столбовою дворянкой,
А хочу быть вольною царицей».
Испугался старик, взмолился:
«Что ты, баба, белены объелась?
Ни ступить, ни молвить не умеешь,
Насмешишь ты целое царство».
Осердилася пуще старуха,
По щеке ударила мужа.
«Как ты смеешь, мужик, спорить со мною,
Со мною, дворянкой столбовою? —
Ступай к морю, говорят тебе честью,
Не пойдешь, поведут поневоле».

Старичок отправился к морю,
(Почернело синее море.)
Стал он кликать золотую рыбку.
Приплыла к нему рыбка, спросила:
«Чего тебе надобно, старче?»
Ей с поклоном старик отвечает:
«Смилуйся, государыня рыбка!
Опять моя старуха бунтует:
Уж не хочет быть она дворянкой,
Хочет быть вольною царицей».
Отвечает золотая рыбка:
«Не печалься, ступай себе с богом!
Добро! будет старуха царицей!»

Старичок к старухе воротился.
Что ж? пред ним царские палаты.
В палатах видит свою старуху,
За столом сидит она царицей,
Служат ей бояре да дворяне,
Наливают ей заморские вины;
Заедает она пряником печатным;
Вкруг ее стоит грозная стража,
На плечах топорики держат.
Как увидел старик, — испугался!
В ноги он старухе поклонился,
Молвил: «Здравствуй, грозная царица!
Ну, теперь твоя душенька довольна».
На него старуха не взглянула,
Лишь с очей прогнать его велела.
Подбежали бояре и дворяне,
Старика взашеи затолкали.
А в дверях-то стража подбежала,
Топорами чуть не изрубила.
А народ-то над ним насмеялся:
«Поделом тебе, старый невежа!
Впредь тебе, невежа, наука:
Не садися не в свои сани!»

Вот неделя, другая проходит,
Еще пуще старуха вздурилась:
Царедворцев за мужем посылает,
Отыскали старика, привели к ней.
Говорит старику старуха:
«Воротись, поклонися рыбке.
Не хочу быть вольною царицей,
Хочу быть владычицей морскою,

И была б у меня на посылках».

Старик не осмелился перечить,

Вот идет он к синему морю,
Видит, на море черная буря:
Так и вздулись сердитые волны,
Так и ходят, так воем и воют.
Стал он кликать золотую рыбку.
Приплыла к нему рыбка, спросила:
«Чего тебе надобно, старче?»
Ей старик с поклоном отвечает:
«Смилуйся, государыня рыбка!
Что мне делать с проклятою бабой?
Уж не хочет быть она царицей,
Хочет быть владычицей морскою;
Чтобы жить ей в Окияне-море,
Чтобы ты сама ей служила
И была бы у ней на посылках».
Ничего не сказала рыбка,
Лишь хвостом по воде плеснула
И ушла в глубокое море.
Долго у моря ждал он ответа,
Не дождался, к старухе воротился —
Глядь: опять перед ним землянка;
На пороге сидит его старуха,
А пред нею разбитое корыто.

Вариант

В черновой рукописи — после стиха «Не садися не в свои сани!» имеется следующий эпизод, не включенный Пушкиным в окончательный текст:

Проходит другая неделя,
Вздурилась опять его старуха,
Отыскать мужика приказала —
Приводят старика к царице,
Говорит старику старуха:
«Не хочу я быть вольною царицей,
Я хочу быть римскою папой!»
Старик не осмелился перечить,
Не дерзнул поперек слова молвить.
Пошел он к синему морю,
Видит: бурно черное море,
Так и ходят сердитые волны,
Так и воют воем зловещим.
Стал он кликать золотую рыбку.

Добро, будет она римскою папой.

Воротился старик к старухе,
Перед ним монастырь латынский,
На стенах латынские монахи
Поют латынскую обедню.

Перед ним вавилонская башня.
На самой на верхней на макушке
Сидит его старая старуха.
На старухе сарачинская шапка,
На шапке венец латынский,
На венце тонкая спица,
На спице Строфилус птица.
Поклонился старик старухе,
Закричал он голосом громким:
«Здравствуй ты, старая баба,
Я чай, твоя душенька довольна?»
Отвечает глупая старуха:
«Врешь ты, пустое городишь,
Совсем душенька моя не довольна,
Не хочу я быть римскою папой,
А хочу быть владычицей морскою,
Чтобы жить мне в Окияне-море,
Чтоб служила мне рыбка золотая
И была бы у меня на посылках».

Примечания

‎ В рукописи есть помета: «18 песнь сербская». Эта помета означает, что Пушкин собирался включить ее в состав «Песен западных славян» . С этим циклом сближает сказку и стихотворный размер. ‎ Сюжет сказки взят из сборника сказок братьев Гримм , из померанской сказки «О рыбаке и его жене» (). Пушкин, по-видимому, приписал её происхождение древним жителям Померании — славянам «поморянам». Свободно переделывая сказку, Пушкин заменял западноевропейский колорит народным русским. Вероятно, поэтому он исключил из окончательной редакции эпизод о старухе, ставшей «римской папой». Эпизод этот находится в немецкой сказке, но он слишком противоречит русскому колориту, приданному сказке в ее пушкинском переложении.

Жил старик со своею старухой
У самого синего моря;
Они жили в ветхой землянке
Ровно тридцать лет и три года.
Старик ловил неводом рыбу,
Старуха пряла свою пряжу.
Раз он в море закинул невод —
Пришёл невод с одною тиной.
Он в другой раз закинул невод —
Пришёл невод с травой морскою.
В третий раз закинул он невод —
Пришёл невод с одною рыбкой,
С не простою рыбкой — золотою.
Как взмолится золотая рыбка!
Голосом молвит человечьим:
«Отпусти ты, старче, меня в море!
Дорогой за себя дам откуп:
Откуплюсь чем только пожелаешь».
Удивился старик, испугался:
Он рыбачил тридцать лет и три года
И не слыхивал, чтоб рыба говорила.
Отпустил он рыбку золотую
И сказал ей ласковое слово:
«Бог с тобою, золотая рыбка!
Твоего мне откупа не надо;
Ступай себе в синее море,
Гуляй там себе на просторе».

Воротился старик ко старухе,
Рассказал ей великое чудо:
«Я сегодня поймал было рыбку,
Золотую рыбку, не простую;
По-нашему говорила рыбка,
Домой в море синее просилась,
Дорогою ценою откупалась:
Откупалась чем только пожелаю
Не посмел я взять с неё выкуп;
Так пустил её в синее море».
Старика старуха забранила:
«Дурачина ты, простофиля!
Не умел ты взять выкупа с рыбки!
Хоть бы взял ты с неё корыто,
Наше-то совсем раскололось».

Вот пошёл он к синему морю;
Видит — море слегка разыгралось.

Приплыла к нему рыбка и спросила;
«Чего тебе надобно, старче?»

«Смилуйся, государыня рыбка,
Разбранила меня моя старуха,
Не даёт старику мне покою:
Надобно ей новое корыто;
Наше-то совсем раскололось».
Отвечает золотая рыбка:
«Не печалься, ступай себе с богом.
Будет вам новое корыто».

Воротился старик ко старухе,
У старухи новое корыто.
Ещё пуще старуха бранится:
«Дурачина ты, простофиля!
Выпросил, дурачина, корыто!
В корыте много ль корысти?
Воротись, дурачина, ты к рыбке;
Поклонись ей, выпроси уж избу».

Вот пошёл он к синему морю
(Помутилося синее море).
Стал он кликать золотую рыбку.

«Чего тебе надобно, старче?»

«Смилуйся, государыня рыбка!
Ещё пуще старуха бранится,
Не даёт старику мне покою:
Избу просит сварливая баба».
Отвечает золотая рыбка:
«Не печалься, ступай себе с богом,
Так и быть: изба вам уж будет».

Пошёл он ко своей землянке,
А землянки нет уж и следа;
Перед ним изба со светёлкой,
С кирпичною, белёною трубою,
С дубовыми, тесовыми вороты.
Старуха сидит под окошком,
На чём свет стоит мужа ругает:
«Дурачина ты, прямой простофиля!
Выпросил, простофиля, избу!
Воротись, поклонись рыбке:
Не хочу быть чёрной крестьянкой,
Хочу быть столбовою дворянкой».

Пошёл старик к синему морю
(Неспокойно синее море).
Стал он кликать золотую рыбку.
Приплыла к нему рыбка, спросила:
«Чего тебе надобно, старче?»
Ей с поклоном старик отвечает:
«Смилуйся, государыня рыбка!
Пуще прежнего старуха вздурилась,
Не даёт старику мне покою:
Уж не хочет быть она крестьянкой
Хочет быть столбовою дворянкой».
Отвечает золотая рыбка:
«Не печалься, ступай себе с богом».

Воротился старик ко старухе,
Что ж он видит? Высокий терем.
На крыльце стоит его старуха
В дорогой собольей душегрейке,
Парчевая на маковке кичка,
Жемчуги огрузили шею,
На руках золотые перстни,
На ногах красные сапожки.
Перед нею усердные слуги;
Она бьёт их, за чупрун таскает.
Говорит старик своей старухе:
«Здравствуй, барыня-сударыня дворянка!
Чай, теперь твоя душенька довольна».
На него прикрикнула старуха,
На конюшне служить его послала.

Вот неделя, другая проходит,
Ещё пуще старуха вздурилась;
Опять к рыбке старика посылает:
«Воротись, поклонись рыбке:
Не хочу быть столбовою дворянкой.
А хочу быть вольною царицей».
Испугался старик, взмолился:
«Что ты, баба, белены объелась?
Ни ступить, ни молвить не умеешь.
Насмешишь ты целое царство».
Осердилася пуще старуха,
По щеке ударила мужа.
«Как ты смеешь, мужик, спорить со мною,
Со мною, дворянкой столбовою?
Ступай к морю, говорят тебе честью;
Не пойдёшь, поведут поневоле».

Старичок отправился к морю
(Почернело синее море).
Стал он кликать золотую рыбку.
Приплыла к нему рыбка, спросила:
«Чего тебе надобно, старче?»
Ей с поклоном старик отвечает:
«Смилуйся, государыня рыбка!
Опять моя старуха бунтует:
Уж не хочет быть она дворянкой,
Хочет быть вольною царицей».
Отвечает золотая рыбка:
«Не печалься, ступай себе с богом!
Добро! будет старуха царицей!»

Старичок к старухе воротился,
Что ж? пред ним царские палаты,
В палатах видит свою старуху,
За столом сидит она царицей,
Служат ей бояре да дворяне,
Наливают ей заморские вина;
Заедает она пряником печатным;
Вкруг её стоит грозная стража,
На плечах топорики держат.
Как увидел старик-испугался!
В ноги он старухе поклонился,
Молвил: «Здравствуй, грозная царица!
Ну теперь твоя душенька довольна?»
На него старуха не взглянула,
Лишь с очей прогнать его велела.
Подбежали бояре и дворяне,
Старика взашей затолкали.
А в дверях-то стража подбежала,
Топорами чуть не изрубила,
А народ-то над ним насмеялся:
«Поделом тебе, старый невежа!
Впредь тебе, невежа, наука:
Не садися не в свои сани!»

Вот неделя, другая проходит,
Ещё пуще старуха вздурилась:
Царедворцев за мужем посылает.
Отыскали старика, привели к ней.
Говорит старику старуха:
«Воротись, поклонися рыбке.
Не хочу быть вольною царицей,
Хочу быть владычицей морскою,
Чтобы жить мне в окияне-море,
Чтоб служила мне рыбка золотая
И была б у меня на посылках».

Старик не осмелился перечить,
Не дерзнул поперёк слова молвить.
Вот идёт он к синему морю,
Видит, на море чёрная буря:
Так и вздулись сердитые волны,
Так и ходят, так воем и воют.
Стал он кликать золотую рыбку.
Приплыла к нему рыбка, спросила:
«Чего тебе надобно, старче?»
Ей старик с поклоном отвечает:
«Смилуйся, государыня рыбка!
Что мне делать с проклятою бабой?
Уж не хочет быть она царицей,
Хочет быть владычицей морскою:
Чтобы жить ей в окияне-море,
Чтобы ты сама ей служила
И была бы у ней на посылках».
Ничего не сказала рыбка,
Лишь хвостом по воде плеснула
И ушла в глубокое море.
Долго у моря ждал он ответа,
Не дождался, к старухе воротился
Глядь: опять перед ним землянка;
На пороге сидит его старуха,
А пред нею разбитое корыто.

Сказка о рыбаке и рыбке Пушкина читать сюжет

Жили – были старичок со старушкой. Жили они не богато, на берегу синего моря, тридцать лет и три года в своей ветхой избушке. Старичок ежедневно ходил на море ловить рыбу.

Но вот однажды пошел старичок на море за рыбой, забросил сети и ждет, пришли сети с тиной морской. Он опять закидывает сети, и приходят они к нему с травою. Старичок не отступает, снова закидывает сети, и пришли к нему сети с одной рыбкой. Да рыбка эта была не обыкновенная, Она была золотая и могла разговаривать на человеческом языке. Она стала уговаривать старичка, чтобы он вернул ее опять в море. За свою свободу рыбка старичку предлагала дорогой выкуп, однако старичок не стал с нее ничего брать и отпустил.

Когда же старичок пришел домой к своей старушке, он ей рассказал, что с ним произошло. Старушка очень разозлилась на старичка и начала его ругать и говорить, что хотя бы корыто попросил у рыбки, у них корыто то полностью раскололось.

Не стал старичок ругаться со своей старушкой и пошел он опять к синему морю. Пришел он на берег моря и стал просить откликнуться золотую рыбку. Прибыла она к нему и спросила, что он хочет. Старичок рассказал рыбке все, что произошло дома. Рыбка его выслушала и сказала возвращаться домой, что будет у его старушки новое корыто.

Пришел старичок домой, видит у старушки новое корыто. Еще сильней начала она его ругать и говорить, что глупый он корыто попросил лучше бы избушку новую попросил. Да так достала старичка, что тот опять пошел к морю и стал просить откликнуться золотую рыбку. Прибыла к нему рыбка и спросила, что на этот раз ему надо. Старичок поклонился рыбке и сказал, что его старушка еще больше ругается новую избу ей надо. Рыбка сказала, чтобы старичок возвращался домой, будет им новая изба.

Когда же старичок пришел домой и видит перед собой новую красивую избу. Но его старушка не унималась и все сильней и сильней ругала своего старика. Ей все время чего-то не хватало. Она потребовала, что бы старичок попросил у рыбки сделать ее столбовой дворянкой. Старичок пошел к рыбке и с этой просьбой. Рыбка выполнила все, о чем ее просил старичок.

Спустя какое-то время старушка захотела быть царицей. Она приказала старичку опять идти к рыбке и говорить, что она хочет быть царицей. Пошел старичок к морю, позвал рыбку, а когда она прибыла, рассказал ей все. Рыбка сказала, что бы он возвращался домой. Будет его старушка царицей.

Однако старушке всего этого было мало, и она захотела, что бы сама золотая рыбка прислуживала ей. Старушка захотела стать повелительницей моря. И на этот раз старичок не ослушался приказа старушки и пошел к синему морю. Прибыла к нему рыбка, выслушала, но на этот раз уплыла, ничего не сказав. Долго ждал старичок ответа, но так и не дождался.

Когда же он пришел домой смотрит, стоит его ветхая старая избушка, на крылечке сидит его старушка, а перед ней на земле стоит разбитое корыто.

Несколько интересных материалов

  • Пушкин — Борис Годунов

    Трагедия Александра Сергеевича Пушкина посвящена периоду истории России с 1598 по 1605 года. Трагедия начинается со сцены личной беседы князей Шуйского и Воротынского

  • Чехов — Скрипка Ротшильда

    В небольшом городке жил Яков Иванов, с интересным прозвищем «Бронза». Работал он гробовщиком, доход был с ремесла маленький, и приходилось подрабатывать в городском оркестре, на скрипке, развлекая публику на свадьбах.

  • Чехов — Цветы запоздалые

    Основным персонажем произведения является Маруся Приклонская, дочь пожилой княгини. Маруся представляется писателем в качестве порядочной, воспитанной

  • Салтыков-Щедрин — Орел-меценат

    Ключевой темой произведения является тема просветительства в общественной жизни, рассматриваемая писателем с использованием приемов острой, смелой сатиры на примерах птичьих образов.

  • Чехов — Глупый француз

    Как-то раз французский клоун Генри Пуркуа решил позавтракать в московском трактире. Заказал он себе консоме, без пашота, чтобы не было слишком сытно.

Жил старик со своею старухой
У самого синего моря;
Они жили в ветхой землянке
Ровно тридцать лет и три года.
Старик ловил неводом рыбу,
Старуха пряла свою пряжу.
Раз он в море закинул невод, —
Пришел невод с одною тиной.
Он в другой раз закинул невод,
Пришел невод с травой морскою.
В третий раз закинул он невод, —
Пришел невод с одною рыбкой,
С непростою рыбкой, — золотою.
Как взмолится золотая рыбка!
Голосом молвит человечьим:
«Отпусти ты, старче, меня в море,
Дорогой за себя дам откуп:
Откуплюсь чем только пожелаешь.»
Удивился старик, испугался:
Он рыбачил тридцать лет и три года
И не слыхивал, чтоб рыба говорила.
Отпустил он рыбку золотую
И сказал ей ласковое слово:
«Бог с тобою, золотая рыбка!
Твоего мне откупа не надо;
Ступай себе в синее море,
Гуляй там себе на просторе».

Воротился старик ко старухе,
Рассказал ей великое чудо.
«Я сегодня поймал было рыбку,
Золотую рыбку, не простую;
По-нашему говорила рыбка,
Домой в море синее просилась,
Дорогою ценою откупалась:
Откупалась чем только пожелаю.
Не посмел я взять с нее выкуп;
Так пустил ее в синее море».
Старика старуха забранила:
«Дурачина ты, простофиля!
Не умел ты взять выкупа с рыбки!
Хоть бы взял ты с нее корыто,
Наше-то совсем раскололось».

Вот пошел он к синему морю;
Видит, — море слегка разыгралось.

Приплыла к нему рыбка и спросила:
«Чего тебе надобно, старче?»

«Смилуйся, государыня рыбка,
Разбранила меня моя старуха,
Не дает старику мне покою:
Надобно ей новое корыто;
Наше-то совсем раскололось».
Отвечает золотая рыбка:

Будет вам новое корыто».
Воротился старик ко старухе,
У старухи новое корыто.
Еще пуще старуха бранится:
«Дурачина ты, простофиля!
Выпросил, дурачина, корыто!
В корыте много ль корысти?
Воротись, дурачина, ты к рыбке;
Поклонись ей, выпроси уж избу».

Вот пошел он к синему морю,
Будет вам новое корыто».
Воротился старик ко старухе,
Стал он кликать золотую рыбку,

«Чего тебе надобно, старче?»

«Смилуйся, государыня рыбка!
Еще пуще старуха бранится,
Не дает старику мне покою:
Избу просит сварливая баба».
Отвечает золотая рыбка:
«Не печалься, ступай себе с богом,
Так и быть: изба вам уж будет».
Пошел он ко своей землянке,
А землянки нет уж и следа;
Перед ним изба со светелкой,
С кирпичною, беленою трубою,
С дубовыми, тесовыми вороты.
Старуха сидит под окошком,
На чем свет стоит мужа ругает.
«Дурачина ты, прямой простофиля!
Выпросил, простофиля, избу!
Воротись, поклонися рыбке:
Не хочу быть черной крестьянкой,
Хочу быть столбовою дворянкой».

Пошел старик к синему морю;
(Не спокойно синее море.)

Приплыла к нему рыбка, спросила:
«Чего тебе надобно, старче?»
Ей с поклоном старик отвечает:
«Смилуйся, государыня рыбка!
Пуще прежнего старуха вздурилась,
Не дает старику мне покою:
Уж не хочет быть она крестьянкой,
Хочет быть столбовою дворянкой».
Отвечает золотая рыбка:
«Не печалься, ступай себе с богом».

Воротился старик ко старухе.
Что ж он видит? Высокий терем.
На крыльце стоит его старуха
В дорогой собольей душегрейке,
Парчовая на маковке кичка,
Жемчуги огрузили шею,
На руках золотые перстни,
На ногах красные сапожки.
Перед нею усердные слуги;
Она бьет их, за чупрун таскает.
Говорит старик своей старухе:
«Здравствуй, барыня сударыня дворянка!
Чай, теперь твоя душенька довольна».
На него прикрикнула старуха,
На конюшне служить его послала.

Вот неделя, другая проходит,
Еще пуще старуха вздурилась:
Опять к рыбке старика посылает.
«Воротись, поклонися рыбке:
Не хочу быть столбовою дворянкой,
А хочу быть вольною царицей».
Испугался старик, взмолился:
«Что ты, баба, белены объелась?
Ни ступить, ни молвить не умеешь,
Насмешишь ты целое царство».
Осердилася пуще старуха,
По щеке ударила мужа.
«Как ты смеешь, мужик, спорить со мною,
Со мною, дворянкой столбовою? —
Ступай к морю, говорят тебе честью,
Не пойдешь, поведут поневоле».

Старичок отправился к морю,
(Почернело синее море.)
Стал он кликать золотую рыбку.
Приплыла к нему рыбка, спросила:
«Чего тебе надобно, старче?»
Ей с поклоном старик отвечает:
«Смилуйся, государыня рыбка!
Опять моя старуха бунтует:
Уж не хочет быть она дворянкой,
Хочет быть вольною царицей».
Отвечает золотая рыбка:
«Не печалься, ступай себе с богом!
Добро! будет старуха царицей!»

Старичок к старухе воротился.
Что ж? пред ним царские палаты.
В палатах видит свою старуху,
За столом сидит она царицей,
Служат ей бояре да дворяне,
Наливают ей заморские вины;
Заедает она пряником печатным;
Вкруг ее стоит грозная стража,
На плечах топорики держат.
Как увидел старик, — испугался!
В ноги он старухе поклонился,
Молвил: «Здравствуй, грозная царица!
Ну, теперь твоя душенька довольна».
На него старуха не взглянула,
Лишь с очей прогнать его велела.
Подбежали бояре и дворяне,
Старика взашеи затолкали.
А в дверях-то стража подбежала,
Топорами чуть не изрубила.
А народ-то над ним насмеялся:
«Поделом тебе, старый невежа!
Впредь тебе, невежа, наука:
Не садися не в свои сани!»

Вот неделя, другая проходит,
Еще пуще старуха вздурилась:
Царедворцев за мужем посылает,
Отыскали старика, привели к ней.
Говорит старику старуха:
«Воротись, поклонися рыбке.
Не хочу быть вольною царицей,
Хочу быть владычицей морскою,
Чтобы жить мне в Окияне-море,
Чтоб служила мне рыбка золотая
И была б у меня на посылках».

Старик не осмелился перечить,
Не дерзнул поперек слова молвить.
Вот идет он к синему морю,
Видит, на море черная буря:
Так и вздулись сердитые волны,
Так и ходят, так воем и воют.
Стал он кликать золотую рыбку.
Приплыла к нему рыбка, спросила:
«Чего тебе надобно, старче?»
Ей старик с поклоном отвечает:
«Смилуйся, государыня рыбка!
Что мне делать с проклятою бабой?
Уж не хочет быть она царицей,
Хочет быть владычицей морскою;
Чтобы жить ей в Окияне-море,
Чтобы ты сама ей служила
И была бы у ней на посылках».
Ничего не сказала рыбка,
Лишь хвостом по воде плеснула
И ушла в глубокое море.
Долго у моря ждал он ответа,
Не дождался, к старухе воротился —
Глядь: опять перед ним землянка;
На пороге сидит его старуха,
А пред нею разбитое корыто.

Анализ «Сказки о рыбаке и рыбке» Пушкина

«Сказка о рыбаке и рыбке» — самая простая и назидательная из всех сказок Пушкина. Он написал ее в 1833 г. в Болдино. За основу поэт взял одну из сказок братьев Гримм, но серьезно ее переработал в духе русских национальных традиций.

Главный смысл сказки о золотой рыбке заключается в порицании человеческой жадности. Пушкин показывает, что это отрицательное качество присуще всем людям, независимо от материального или общественного положения. В центре сюжета – бедные старик со старухой, прожившие у моря всю свою жизнь. Несмотря на то, что оба работали в поте лица, они так и не нажили хоть какого-нибудь состояния. Старик продолжает ловить рыбу для пропитания, а старуха целыми днями сидит за «своей пряжей». Пушкин не указывает причины, но у бедных стариков нет детей, либо они давно покинули своих родителей. Это еще больше увеличивает их страдания, так как надеяться им больше не на кого.

Старик часто остается без улова, но однажды ему улыбается удача. Невод приносит волшебную золотую рыбку, которая в обмен на свободу предлагает старику исполнить любое его желание. Даже бедность не способна уничтожить в старике чувства добра и сострадания. Он просто так отпускает рыбку, говоря «Бог с тобою».

Совсем другие чувства рождаются в душе у старухи при известии об улове мужа. Она обрушивается на него с яростной руганью, обвиняя старика в глупости. Но сама, видимо, до конца не верит в волшебное обещание, так как для проверки просит всего лишь новое корыто.

После исполнения желания старуха входит во вкус. Ее аппетит разгорается, и с каждым разом она посылает старика с еще большими запросами. Причем становится заметна убогость мышления человека, вся жизнь которого прошла в бедности. Ей не хватает ума, чтобы сразу попросить, к примеру, много денег, которые бы надолго избавили старика от постоянных обращений к рыбке. Старуха постепенно просит новый дом, дворянство, царскую власть. Высшим пределом мечтаний для нее становится желание стать морской царицей.

Старик безропотно исполняет каждое желание старухи. Он чувствует свою вину перед ней за все годы безрадостной жизни. При этом ему стыдно перед рыбкой, которая не выказывает недовольства от новых запросов. Рыбке жаль старика, она понимает его зависимость от старухи. Но последнее безумное желание доводит и ее терпение до конца. Она никак не наказывает старуху, сошедшую с ума от жадности, а просто возвращает все к разбитому корыту.

Для старика это даже лучший выход, так как он вновь становится хозяином в своем доме. А старуха получила серьезный урок. Всю оставшуюся недолгую жизнь она будет вспоминать, как из-за жадности своими руками уничтожила плывущие в руки власть и богатство.

И сказал ей ласковое слово:

«Бог с тобою, золотая рыбка!

Твоего мне откупа не надо;

Ступай себе в синее море,

Гуляй там себе на просторе».

Кроме как у Пушкина, где ж еще сегодня услышишь, что бывают добрые поступки безо всяких условий — без откупа (по-нынешнему — без отката), просто — ступай (как чудесно это «ступай», обращенное к рыбке!..) да гуляй…

«Не посмел я взять с нее выкуп» — не побоялся, а — не решился: что-то внутри не пустило. То самое, наверно, что в давнее время называли совестью: говорили — «совесть не позволила». И сегодня многим все-таки не позволяет делать плохое.

Это потом старуха принудила старика вернуться к морю и добирать шаг за шагом упущенную выгоду.

Потом Чехов изобразит этого старика из пушкинской сказки в своих «Трех сестрах» — он отнесется к Андрею, посадившему на голову сестрам свою жену Наташу, так же жалостливо-пренебрежительно: это безвольный тип русского человека, человек-тряпка, потакающий своим безволием деспотам, губящий тем самым лучшее вокруг себя и себя самого…

(Это только кажется, что быть безвольным — ничего особенного, ни для кого не опасно. Такой человек может оказаться очень даже опасным — и для себя самого, и для других. Почти так же, как такой, кто, наоборот, обладает железной волей, но лишен всякой морали и занят только своей выгодой.)

Но до Чехова, который родится в 1860 году, через двадцать три года после гибели Пушкина, еще далеко. И на другой год после «Сказки о рыбаке и рыбке», в 1834 году, Пушкин пишет «Сказку о золотом петушке» (помните, я упоминала ее в связи с Вашингтоном Ирвингом?)

…Про царя Дадона, который воевал-воевал, сам нападал на соседей,

Но под старость захотел

Отдохнуть от ратных дел

И покой себе устроить;

Тут соседи беспокоить

Стали старого царя,

Страшный вред ему творя.

И тогда он

…с просьбой о помоге

Обратился к мудрецу

Звездочету и скопцу.

И тот сразу разрешил проблему.

Вот мудрец перед Дадоном

Встал и вынул из мешка

Золотого петушка.

«Посади ты эту птицу, —

Молвил он царю, — на спицу…»

И поясняет, что теперь уж никто не нападет на царя внезапно — чуть откуда-нибудь грозит опасность —

«Вмиг тогда мой петушок

Приподымет гребешок,

Закричит и встрепенется,

И в то место обернется».

Понятно, как обрадовался старик.

Царь скопца благодарит,

Горы золота сулит.

«За такое одолженье, —

Говорит он в восхищеньи, —

Волю первую твою

Я исполню, как мою».

Но, оказывается, обещание это не безусловно. А находится в зависимости от того, какова будет эта первая воля, — не разойдется ли решительно с интересами самого царя. И когда царь узнает, что именно просит звездочет-мудрец за то, что дал ему полный покой:

Подари ты мне девицу,

Шамаханскую царицу,

то возмущается, потому что девица (о ней — особая история, берите скорей «Сказку о золотом петушке» и читайте — даже если уже читали раньше: Пушкина надо перечитывать!) как раз ему самому очень понравилась:

Что ты в голову забрал?

Я конечно обещал,

Но всему же есть граница.

И зачем тебе девица?

Полно, знаешь ли, кто я?

Убирайся, цел пока;

Оттащите старика!»

Старичок хотел заспорить,

Но с иным накладно вздорить;

Царь хватил его жезлом…

Ну и так далее. Сам же пережил вздорного старичка не намного — видимо, на несколько минут. Петушок отплатил ему за вероломство — полной мерой. За неисполнение обещанного царь оказывается наказанным еще злее, чем хозяин Балды за жадность и за некоторое прохиндейство. Так «учит» или «не учит» Пушкин? Обратимся еще к прозе — хотя бы к «Станционному смотрителю». 4 Вообще «Повести покойного Ивана Петровича Белкина» — это семейное чтение. Хотя бы одну из них детям лет до двенадцати (а с какого возраста — дело сугубо индивидуальное) надо прочесть дома вслух. Тогда совсем иным будет отношение и к повести, и к Пушкину, и вообще к русской классике. А может быть, и к жизни. «Вышла из-за перегородки девочка лет четырнадцати и побежала в сени. Красота ее меня поразила. „Это твоя дочка?“ — спросил я смотрителя. — «Дочка-с, — отвечал он с видом довольного самолюбия…»» А несколько лет спустя рассказчик, остановившись у того же почтового домика, «не мог надивиться, как три или четыре года могли превратить бодрого мужчину в хилого старика». История бедного Самсона Вырина именно в отрочестве должна войти в сознание — и как мастерски выписанное повествование, и как моральный урок — вплоть до щемящего финала, где мальчик показывает приезжему «груду песку, в которую врыт был черный крест с медным образом», и рассказывает, как приходила сюда барыня. «Она легла здесь и лежала долго». Говорят и пишут об этой небольшой повести вот уже около двух веков, и в каждое время проступают новые оттенки ее смыслов. Сегодня я лично выделила бы такие: вы имеете право устраивать жизнь как вам нравится, выбирать по вкусу друзей, возлюбленных, места для жизни, платья и украшения. Но чтобы быть полноценным человеком, должны помнить о тех, кто слабее, кто одинок, кому больно. Нельзя не задумываться о той боли, которую можем причинить мы — молодые, сильные, идя вперед и вверх; не задумываться над тем, не были ли мы глухи к страданиям того, кто рядом? Для кого в нас именно — смысл и возможная (иногда из-за нас уже утерянная) хотя бы скудная радость жизни? Повесть Пушкина дотягивается до наших дней в первую голову мыслью о родителях, да и о дедушках-бабушках. О тех, которых во все времена многие молодые плохо понимают и, главное, не стараются понять, привычно считая «стариков», «предков» и т. п. отставшими от современных запросов и скучными. (Письма двух чем-то близких отечественных литераторов — Пушкина и Чехова — показывают у обоих естественное сознание долга перед родителями, притом, что обоим были родители достаточно чужды.)

Первый поэт, знавший толк в земных удовольствиях, показывает нам (во всяком случае, тем, кто способен видеть что-то дальше своего носа), что выше всего — человечность и сострадание. Что так называемый маленький человек (с этих повестей и вошел он в русскую литературу — и жил в ней вплоть до советского времени) не менее ценен в моральном смысле, чем большой, сильный и богатый. Он дает нам понять — трудно примирить, согласовать интересы и устремления разных людей — в том числе разных по возрасту, образованию, по доходам и возможностям. Но думать о том, как это сделать, — необходимо. Всегда. Во все времена. И уж во всяком случае — учиться с отроческих лет понимать другого, его чувства — как бы ни были мы погружены в собственные эмоции и заботы. И как бы ни вбили себе в голову в один отнюдь не прекрасный день сомнительный афоризм, издавна не раз мною слышанный: «Я никому ничего не должен!» (Иногда добавлялось: «Был должен — и уже расплатился»). Необходимость видеть вокруг себя кого-то еще, необходимость и уменье сочувствовать — качество, без которого не обойтись в становлении личности. Если только не решили обойтись без самого становления. Так учит все-таки Пушкин или это что-то другое? Он сам об этом сказал, и каждый москвич, равно как и приезжий, может прочитать эти слова на его памятнике: И долго буду тем любезен я народу, Что чувства добрые я лирой пробуждал… «Пробуждал» — не прививал, не воспитывал… Знал, что эти чувства дремлют едва ли не в каждом человеке, — только надо пробудить . И всю жизнь боготворивший Пушкина Михаил Булгаков идет за ним, формируя своего Иешуа, — тот, как многие помнят, верил, что всякий человек по природе своей добр.

Толстой филиппок читать крупный шрифт. Лев Толстой — Филипок (Рассказ): Сказка

Главная→Монтаж→Толстой филиппок читать крупный шрифт. Лев Толстой — Филипок (Рассказ): Сказка

Был мальчик, звали его Филипп.

Пошли раз все ребята в школу. Филипп взял шапку и тоже собрался идти. Но мать сказала ему:
— Куда ты, Филипок, собрался?
— В школу.
— Ты ещё мал, не ходи.
И мать оставила его дома.

Отец ещё с утра уехал в лес, мать ушла на поденную работу. Остались в избе Филипок да бабушка.

Школа была за селом у церкви. Когда Филипок шёл по своей слободе, собаки не трогали его, они его знали. Но когда он вышел к чужим дворам, выскочила Жучка, залаяла, а за Жучкой большая собака Волчок. Филипок бросился бежать, собака тоже за ним. Филипок стал кричать, споткнулся и упал.Вышел мужик, отогнал собак и сказал: «Куда ты, пострелёнок, один бежишь?»
Филипок ничего не сказал, подобрал полы и пустился бежать во весь дух

Школа вся была полна ребят. Все кричали своё, учитель в красном шарфе ходил посередине.

Филипок рад бы что сказать, да в горле у него от страха пересохло. Он посмотрел на учителя и заплакал. Тогда учителю жалко его стало. Он погладил его по голове и спросил у ребят, кто этот мальчик.
— Это Филипок, Костюшкин брат, он давно просится в школу, да мать не пускает его, и он украдкой пришёл в школу.
— Ну, садись на лавку возле брата, а я твою мать попрошу, чтоб пускала тебя в школу.
Учитель стал показывать Филипку буквы, а Филипок их уже и немножко читать умел.
— Ну-ка, сложи своё имя.
Филипок сказал:
— Хве-и – хви, ле-и – ли, пе-ок – пок.
Все засмеялись.
— Молодец, — сказал учитель. – Кто же тебя учил читать?
Филипок осмелился и сказал:
— Костюшка! Я бедовый, я сразу всё понял. Я страсть какой ловкий!
Учитель засмеялся и сказал:
— Ты погоди хвалиться, а поучись.

Был мальчик, звали его Филипп. Пошли раз все ребята в школу. Филипп взял шапку и хотел тоже идти. Но мать сказала ему: куда ты, Филипок, собрался? — В школу. — Ты еще мал, не ходи,- и мать оставила его дома. Ребята ушли в школу. Отец еще с утра уехал в лес, мать ушла на поденную работу. Остались в избе Филипок да бабушка на печке. Стало Филипку скучно одному, бабушка заснула, а он стал искать шапку. Своей не нашел, взял старую, отцовскую и пошел в школу.

Школа была за селом у церкви. Когда Филипп шел по своей слободе, собаки не трогали его, они его знали. Но когда он вышел к чужим дворам, выскочила Жучка, залаяла, а за Жучкой большая собака Волчок. Филипок бросился бежать, собаки за ним. Филипок стал кричать, споткнулся и упал. Вышел мужик, отогнал собак и сказал: куда ты, постреленок, один бежишь? Филипок ничего не сказал, подобрал полы и пустился бежать во весь дух. Прибежал он к школе. На крыльце никого нет, а в школе слышны гудят голоса ребят. На Филипка нашел страх: что, как учитель меня прогонит? И стал он думать, что ему делать. Назад идти — опять собака заест, в школу идти — учителя боится. Шла мимо школы баба с ведром и говорит: все учатся, а ты что тут стоишь? Филипок и пошел в школу. В сенцах снял шапку и отворил дверь. Школа вся была полна ребят. Все кричали свое, и учитель в красном шарфе ходил посередине.

Ты что? — закричал он на Филипка. Филипок ухватился за шапку и ничего не говорил. — Да ты кто? — Филипок молчал. — Или ты немой? — Филипок так напугался, что говорить не мог. — Ну так иди домой, коли говорить не хочешь. — А Филипок и рад бы что сказать, да в горле у него от страха пересохло. Он посмотрел на учителя и заплакал. Тогда учителю жалко его стало. Он погладил его по голове и спросил у ребят, кто этот мальчик.

Это Филипок, Костюшкин брат, он давно просится в школу, да мать не пускает его, и он украдкой пришел в школу.

Ну, садись на лавку возле брата, а я твою мать попрошу, чтоб пускала тебя в школу.

Учитель стал показывать Филипку буквы, а Филипок их уж знал и немножко читать умел.

Ну-ка, сложи свое имя. — Филипок сказал: хве-и-хви, -ле-и-ли, -пеок-пок. — Все засмеялись.

Молодец,- сказал учитель. — Кто же тебя учил читать?

Филипок осмелился и сказал: Костюшка. Я бедовый, я сразу все понял. Я страсть какой ловкий! — Учитель засмеялся и сказал: а молитвы ты знаешь? — Филипок сказал: знаю,- и начал говорить Богородицу; но всякое слово говорил не так. Учитель остановил его и сказал: ты погоди хвалиться, а поучись.

С тех пор Филипок стал ходить с ребятами в школу.

Был мальчик, звали его Филипп.

Пошли раз все ребята в школу. Филипп взял шапку и хотел тоже идти. Но мать сказала ему:

Куда ты, Филипок, собрался?

В школу.

Ты ещё мал, не ходи, — и мать оставила его дома.

Ребята ушли в школу. Отец ещё с утра уехал в лес, мать ушла на подённую работу. Остались в избе Филипок да бабушка на печке. Стало Филипку скучно одному, бабушка заснула, а он стал искать шапку. Своей не нашёл, взял старую, отцовскую и пошёл в школу.

Школа была за селом у церкви. Когда Филипп шёл по своей слободе, собаки не трогали его, они его знали. Но когда он вышел к чужим дворам, выскочила Жучка, залаяла, а за Жучкой — большая собака Волчок. Филипок бросился бежать, собаки за ним. Филипок стал кричать, споткнулся и упал.

Вышел мужик, отогнал собак и сказал:

Куда ты, пострелёнок, один бежишь?

Филипок ничего не сказал, подобрал полы и пустился бежать во весь дух.

Прибежал он к школе. На крыльце никого нет, а в школе, слышно, гудят голоса ребят. На Филипка нашёл страх: «Что как учитель меня прогонит?» И стал он думать, что ему делать. Назад идти — опять собака заест, в школу идти — учителя боится.

Шла мимо школы баба с ведром и говорит:

Все учатся, а ты что тут стоишь?

Филипок и пошёл в школу. В сенцах снял шапку и отворил дверь. Школа вся была полна ребят. Все кричали своё, и учитель в красном шарфе ходил посередине.

Ты что? — закричал он на Филипка.

Филипок ухватился за шапку и ничего не говорил.

Да ты кто?

Филипок молчал.

Или ты немой?

Филипок так напугался, что говорить не мог.

Ну так иди домой, коли говорить не хочешь.

А Филипок и рад бы что сказать, да в горле у него от страха пересохло. Он посмотрел на учителя и заплакал. Тогда учителю жалко его стало. Он погладил его по голове и спросил у ребят, кто этот мальчик.

Это Филипок, Костюшкин брат, он давно просится в школу, да мать не пускает его, и он украдкой пришёл в школу.

Ну, садись на лавку возле брата, а я твою мать попрошу, чтоб пускала тебя в школу.

Учитель стал показывать Филипку буквы, а Филипок их уж знал и немножко читать умел.

Ну-ка сложи свое имя.

Филипок сказал:

Хве-и-хви, ле-и-ли, пе-ок-пок.

Все засмеялись.

Молодец, — сказал учитель. — Кто же тебя учил читать?

Филипок осмелился и сказал:

Костюшка. Я бедовый, я сразу всё понял. Я страсть какой ловкий!

Учитель засмеялся и сказал:

Ты погоди хвалиться, а поучись.

С тех пор Филипок стал ходить с ребятами в школу.

Был мальчик, звали его Филипп.

Пошли раз все ребята в школу. Филипп взял шапку и тоже собрался идти. Но мать сказала ему:
— Куда ты, Филипок, собрался?
— В школу.
— Ты ещё мал, не ходи.
И мать оставила его дома.

Отец ещё с утра уехал в лес, мать ушла на поденную работу. Остались в избе Филипок да бабушка.

Школа была за селом у церкви. Когда Филипок шёл по своей слободе, собаки не трогали его, они его знали. Но когда он вышел к чужим дворам, выскочила Жучка, залаяла, а за Жучкой большая собака Волчок. Филипок бросился бежать, собака тоже за ним. Филипок стал кричать, споткнулся и упал.

Вышел мужик, отогнал собак и сказал: «Куда ты, пострелёнок, один бежишь?»
Филипок ничего не сказал, подобрал полы и пустился бежать во весь дух.

Школа вся была полна ребят. Все кричали своё, учитель в красном шарфе ходил посередине.

Филипок рад бы что сказать, да в горле у него от страха пересохло. Он посмотрел на учителя и заплакал. Тогда учителю жалко его стало. Он погладил его по голове и спросил у ребят, кто этот мальчик.
— Это Филипок, Костюшкин брат, он давно просится в школу, да мать не пускает его, и он украдкой пришёл в школу.
— Ну, садись на лавку возле брата, а я твою мать попрошу, чтоб пускала тебя в школу.
Учитель стал показывать Филипку буквы, а Филипок их уже и немножко читать умел.
— Ну-ка, сложи своё имя.
Филипок сказал:
— Хве-и – хви, ле-и – ли, пе-ок – пок.
Все засмеялись.
— Молодец, — сказал учитель. – Кто же тебя учил читать?
Филипок осмелился и сказал:
— Костюшка! Я бедовый, я сразу всё понял. Я страсть какой ловкий!
Учитель засмеялся и сказал:
— Ты погоди хвалиться, а поучись.

С тех пор Филипок стал ходить с ребятами в школу.

Отзывы о сказке

    💎💎💎💎💎💎😆😆мне нравется🎉🎉🎉🎉👻👻🎮🃏🍭

    Аноним

    класная сказка

    кирилл

    💀🌋🌌 Нам очень понравилось 💍💎

    Максим и Влад

    «Умный мальчик»))) 😨😨😨😨😨😭😭

    Дмитрий

    Сказка класс

    Был мальчик, звали его Филипп. Пошли раз все ребята в школу. Филипп взял шапку и хотел тоже идти. Но мать сказала ему: куда ты, Филипок, собрался? – В школу. – Ты еще мал, не ходи, – и мать оставила его дома. Ребята ушли в школу. Отец еще с утра уехал в лес, мать ушла на поденную работу. Остались в избе Филипок да бабушка на печке. Стало Филипку скучно одному, бабушка заснула, а он стал искать шапку. Своей не нашел, взял старую, отцовскую и пошел в школу.

    Школа была за селом у церкви. Когда Филипп шел по своей слободе, собаки не трогали его, они его знали. Но когда он вышел к чужим дворам, выскочила Жучка, залаяла, а за Жучкой большая собака Волчок. Филипок бросился бежать, собаки за ним.Филипок стал кричать, споткнулся и упал. Вышел мужик, отогнал собак и сказал: куда ты, постреленок, один бежишь?

    Филипок ничего не сказал, подобрал полы и пустился бежать во весь дух. Прибежал он к школе. На крыльце никого нет, а в школе слышны гудят голоса ребят. На Филипка нашел страх: что, как учитель меня прогонит? И стал он думать, что ему делать. Назад идти – опять собака заест, в школу идти – учителя боится. Шла мимо школы баба с ведром и говорит: все учатся, а ты что тут стоишь? Филипок и пошел в школу. В сенцах снял шапку и отворил дверь. Школа вся была полна ребят. Все кричали свое, и учитель в красном шарфе ходил посередине.

    – Ты что? – закричал он на Филипка. Филипок ухватился за шапку и ничего не говорил. – Да ты кто? – Филипок молчал. – Или ты немой? – Филипок так напугался, что говорить не мог. – Ну так иди домой, коли говорить не хочешь. – А Филипок и рад бы что сказать, да в горле у него от страха пересохло. Он посмотрел на учителя и заплакал. Тогда учителю жалко его стало. Он погладил его по голове и спросил у ребят, кто этот мальчик.

    – Это Филипок, Костюшкин брат, он давно просится в школу, да мать не пускает его, и он украдкой пришел в школу.

    – Ну, садись на лавку возле брата, а я твою мать попрошу, чтоб пускала тебя в школу.

    Учитель стал показывать Филипку буквы, а Филипок их уж знал и немножко читать умел.

    – Ну-ка, сложи свое имя. – Филипок сказал: хве-и-хви, ле-и-ли, пе-ок-пок. – Все засмеялись.

    – Молодец, – сказал учитель. – Кто же тебя учил читать?

    Филипок осмелился и сказал: Костюшка. Я бедовый, я сразу все понял. Я страсть какой ловкий! – Учитель засмеялся и сказал: а молитвы ты знаешь? – Филипок сказал; знаю, – и начал говорить Богородицу; но всякое слово говорил не так. Учитель остановил его и сказал: ты погоди хвалиться, а поучись.

    С тех пор Филипок стал ходить с ребятами в школу.

Студия «Локатор» — Показать содержимое по тегу: шрифт

Я нахожусь в лёгком шоке, насколько я заблуждалась, когда считала, что работы над Летучим кораблём полностью завершены. Теперь ощущение, что им нет конца и края. Казалось бы, совершенно готовая сказка, а вот и нет!

Сказка была недооформлена. Зато теперь я понимаю, что оформление играет просто огромную и колоссальную роль для каждой игры. То, как подана одна и та же история отражается на настроении. Очень важно  передать атмосферу, как-то  погрузить в нее, а когда этого погружения не происходит, человек просто не попадает в сказку, замысел автора сводится на нет при всех его стараниях.  Не даром пишут в умный книжках, что ни в коем случае нельзя пренебрегать такими вещами, как звуковым сопровождением и музыкой. Я считаю необходимым  вести работы над музыкальным оформлением сказки,  и,  к счастью, они ведутся.

Кроме того, как уже было отмечено, ведутся работы над шрифтами, что также очень сильно влияет на атмосферу. Тексты в этой сказке-игре занимают пожалуй даже центральное место. Сказка тем более с определенной окраской с народным стилем, и то, что это никак не передано на шрифте непростительно и являлось грубой ошибкой. Хороший шрифт уже найден.Мне было несложно перенастроить размер шрифта и увеличить размер кнопок для выбора, шрифт оказался малость специфическим.

Еще у этого шрифта есть два недостатка: он не поддерживает букву Ё — я её поменяла везде на Е, надеюсь, это не сильно огорчит людей. И еще один — для английского текста он не подходит. Поэтому  для перевода продолжаю искать другой. Перевод тоже ведется. На Лемма-форуме я имела неосторожность пообещать, что он будет готов до нового года, теперь мне становится не по себе, от мысли, что мы можем не успеть.

Еще была проведена работа над ошибками, в игре, наконец-то,  разобралась, отчего на пиру вылазила два раза картинка, когда ушастый слушал землю и сообщал, что он всё слышал, о чем говорил царь. Теперь там перестало глючить. И еще с отступами в начале подправила.

Fairy Tale Скачать бесплатно шрифт

Сегодня у нас есть для вас Fairy Tale Font, очень очаровательный и стильный в старинном стиле шрифт, который относится к категории семейства Fancy. Это очень ранний шрифт Jukebox, на который повлиял рукописный шрифт 1950-х годов. Он передает наши чувства к сказкам из детства о старых феях, которые мы всегда любим. Этот красивый и впечатляющий шрифт был разработан CloutierFontes.

Это семейство шрифтов имеет одну стандартную толщину, и его обычный стиль состоит из 218 уникальных глифов и поддерживает 229 символов, включая базовую латиницу, дополнение Latin-1, расширенную латинскую букву A, расширенную латинскую букву B, буквы-модификаторы интервала, греческий и коптский языки, общие Пунктуация, буквенные символы, математические операторы, геометрические фигуры, зона личного пользования.

Этот шрифт доступен в форматах OpenType и TrueType и очень совместим на MAC и ПК. Его также можно использовать во многих других программах, таких как Google Docs и Canva. Вы можете получить шрифт с нашего сайта бесплатно, но он будет полезен только для ваших личных и частных проектов.

Причина использования шрифта Fairy Tale

Имея старомодный и винтажный вид, он может применяться во многих дизайнерских помещениях. Это наиболее подходящий шрифт для ваших интересных дизайнов, таких как логотипы, плакаты, обложки книг, журналы, газеты, художественные дизайны, дизайны модной одежды, шаблоны веб-сайтов и блогов, темы, а также проекты брендинга, упаковка продуктов, T- рубашки, дизайны кружек, изображения и многое другое.

С помощью этого шрифта вы можете сделать заголовки и заголовки более интересными. его также можно использовать для создания простых текстовых дизайнов, названий продуктов, названий книг, цитат и т. д.

Вы также можете создавать удивительные дизайны с помощью этого инструмента для создания шрифтов. Кроме того, вы также можете преобразовать простой текст в графику, и он не загружает его на ваше устройство.

Сведения о шрифте

Название Сказочный шрифт
Дизайнер CloutierFontes
Стиль Необычный
Формат файла OTF, TTF
Лицензия Бесплатно для личного пользования

Просмотр шрифта сказки

Альтернативы шрифту Fairy Tale

  • Шрифт Twilight New Moon
  • Шрифт Mystery Quest
  • Девочки странные Шрифт
  • Шрифт скрещивания животных
  • Boingo Шрифт
  • Шрифт «Вкусные извинения»
  • Необычные ручки Шрифт
  • Шрифт Lollipop
  • Cena Шрифт

Информация о лицензии

Шрифт был выпущен через платный источник, и у вас нет разрешения на его использование без соответствующей лицензии.но это бесплатная версия этого шрифта, и вы можете применить ее ко всем своим личным проектам.

Fairy Tale Скачать бесплатно шрифт

Мы предлагаем бесплатную версию этого шрифта, которая идеально подходит для ваших личных проектов. Вы можете получить шрифт, нажав на ссылку для скачивания ниже. В коммерческих целях необходимо приобрести его платную версию из любого надежного источника.

Загрузить сейчас

Часто задаваемые вопросы!

Какой шрифт является сказочным?

Этот шрифт принадлежит к семейству шрифтов Fancy, который придает винтажный вид вашему дизайну.Дизайнером этого семейства шрифтов является CloutierFontes. Он содержит 218 уникальных символов и 229 стильных символов.

Fairy Tale — бесплатный шрифт?

Это совершенно бесплатный шрифт в ваших личных проектах, но когда дело доходит до его использования в любом коммерческом проекте, вы должны приобрести его платную лицензию у автора шрифта.

Как скачать шрифт Fairy Tale на свой компьютер?

Перейдите в раздел загрузки нашего веб-сайта и щелкните указанную ссылку для загрузки.Это будет бесплатная версия для ваших личных проектов. Для этого не нужна лицензия.

А есть шрифт похожий на Сказку?

Есть много шрифтов, похожих на этот шрифт, например, шрифт Twilight New Moon, шрифт Animal Crossing Mystery Quest Font, Girls are Weird Font, Boingo Font и многие другие.

Семейство шрифтов Fairy Tale | Fonts.com

Индивидуальные стили

1 стили

    • распродажа
      • Доступно для настольного использования
      • Доступно для использования в цифровой рекламе
      • Доступно для e Книжное использование
      • Доступно для использования в мобильном приложении
      • Доступно для использования на сервере
      • Доступно для использования в Интернете (лицензия с оплатой один раз)
        Купите количество просмотров страниц, необходимое для покрытия ежемесячного трафика.
        Пока ваш трафик не превышает лицензированное количество, вам не нужно покупать дополнительные просмотры страниц.
    • Список желаний
    • Из 29 14.50 Добавить в корзину Проверить В корзине (0)
      • Рабочий стол 29 14,50 7,25 14,50

      • Интернет 29.00 14,50 7,25 14,50

      • Цифровая реклама 29,00 14,50 29,00 14.50

      • e Книга 58,00 29,00 58,00 29,00

      • Мобильное приложение 290.00 145,00 290,00 145,00

      • Сервер 290,00 145,00 290.00 / год 145.00 / год

Сказочный шрифт | FontShop

Сказочный шрифт | FontShop Пожалуйста, обновите ваш браузер. Почему?

120

Еще в июне мы поставили кислородное оборудование такого же размера.Это поразило нескольких девушек, уронившие старинную вазу из оникса.

70

Еще в июне мы поставили кислородное оборудование такого же размера. Это поразило нескольких девушек, уронившие старинную вазу из оникса.

40

Еще в июне мы поставили кислородное оборудование такого же размера. Это поразило нескольких девушек, уронившие старинную вазу из оникса.

25

Еще в июне мы поставили кислородное оборудование такого же размера. Это поразило нескольких девушек, уронившие старинную вазу из оникса.

18

Еще в июне мы поставили кислородное оборудование такого же размера. Это поразило нескольких девушек, уронившие старинную вазу из оникса.

12

Еще в июне мы поставили кислородное оборудование такого же размера. Это поразило нескольких девушек, уронившие старинную вазу из оникса.

Wer kriecht, kann nicht stolpern.

— Bürospruch

Пунктуация

!

«

#

%

и

(

)

*

,

.

_

«

{

}

´

·

Заглавные

A

B

C

D

E

F

G

H

I

J

K

L

M

N

N

N

N

R

S

T

U

V

W

X

Y

Z

Строчные

a

b

c

d

e

f

g

h

i

j

k

l

m

n

n

n

n

r

s

t

u

v

w

x

y

z

Валюта

$

¥

¢

¢

Прописные

Â

Â

Â

Â

Â

Â

Â

Â

Ã

Ÿ

Ã

Сказочный шрифт + бонус

Fairy Tales — это дисплей, вдохновленный классической рекламой и постерами фильмов.Он также подходит для других целей, таких как заголовки, знаки отличия, значки, приглашения на свадьбу, поздравительные открытки и т. Д. Благодаря сочетанию винтажного стиля и функций OpenType вы можете легко создать гармоничное привлекательное сообщение для своего дизайна.

Шрифт Fairy Tales содержит 231 глиф, а доступ к альтернативным символам можно получить с помощью продвинутых программ OpenType, таких как Adobe Illustrator и Adobe InDesign.

Этот шрифт также упакован вместе с дополнительным бонусом: 10 нарисованных вручную векторных животных для улучшения вашего дизайн-проекта.Вы получите его в форматах .AI Illustrator и .EPS Vector.

В этот набор входит:

• Fairy Tales.otf
• Fairy Tales.ttf
• Бонус: нарисованные вручную векторные животные .AI и .EPS

Обратите внимание, что для Stylistic Alternates потребуется профессиональное программное обеспечение для дизайна, такое как Adobe Illustrator, Photoshop, InDesign или Inkscape.

Языковая поддержка: албанский, эльзасский, арапахо, аррернте, аймара, баскский, бислама, бретонский, кебуанский, чаморро, корсиканский, голландский, английский, фиджийский, финский, французский креольский (Сент-Люсия), фризский, галисийский, генуэзский, гильбертский (Кирибати), гаитянский креольский, хилигайнон, хмонг, хопи, ибанаг, илоко (илокано), индонезийский, интерглосса (глоса), интерлингва, ирландский (гэльский), итальянский, джерриа, ложбан, ломбардский, люксембургский, малагасийский, мэнский, мохок, Норфолкский / питкэрнский, окситанский, оромо, пангасинан, папьяменто, пьемонтский, португальский, потаватоми, ретороманский, ретороманский, ретороманский (руманч), ротокас, саамский (луле), сардинский (сарду), шотландский (гэльский), сейшельский (сейшельский) креольский Шона, сомали, южный ндебеле, суахили, свати / свази, шведский, тагальский (филиппинский / пилипинский), тетум (тетун), ток писинский, уйгурский (латинизированный), волапюк, валлонский, варлпири, коса, япезе, зулу

Этот продукт не участвовал в прошлых сделках.

[БЕСПЛАТНО] History — Fairytale Typeface (͡ ° ͜ʖ ͡ °)

Этот актив мы делимся с вами History — Fairytale Typeface ссылки для бесплатного скачивания. Это продукт премиум-класса, и вы получите его здесь бесплатно. PSDLY создан, чтобы помочь таким людям, как графические дизайнеры, создатели видео, веб-разработчики, фрилансеры, создатели фильмов и т. Д. На нашем веб-сайте вы найдете множество бесплатных ресурсов премиум-класса, таких как бесплатные курсы / учебные пособия, предустановки Lightroom, действия PS, мокапы, элементы Videohive. , Премиум-звуки, веб-шаблоны и многое другое.

Бесплатная загрузка — Истории — Сказочный шрифт

С самого начала «Истории» были вдохновлены формой букв на обложках сказок или обложек мультфильмов. То же самое и с названием шрифта «Истории», чтобы передать смысл букв. И это стилистическое сочетание также должно быть отражено в строчном наборе, что также позволяет раскрыть спектр возможных применений. Базовая каллиграфия представляет собой прочную основу для развития глифов нижнего регистра, обеспечивая правильное взаимодействие с прописными буквами.

«Истории» имеют несколько лигатур, которые сочетают в себе игровую структуру с более привлекательным ощущением. С глифами он обеспечивает широкий спектр использования комбинаций лигатур, альтернативных меток, заглушек, наборов и соединителей; к каждому из которых можно получить доступ через открытый тип.

О: Истории — Сказочный шрифт
Имя файла: Истории — Сказочный шрифт
Источник контента: https: // www.myfonts.com/fonts/graptail/histories-family/
Жанр / Категория: Шрифты
Размер файла: 20 КБ
Издатель: myfonts
Обновлено и опубликовано: 2 сентября 2021 г.

СКАЧАТЬ ССЫЛКУ: Истории — Fairytale Typeface

FILEAXA.COM — это наша основная служба хранения файлов. Мы размещаем там все файлы.Вы можете присоединиться к премиальному сервису FILEAXA.COM, чтобы получить доступ ко всем нашим файлам с неограниченной скоростью загрузки .

Перед извлечением наших файлов обновите WinRAR и загрузите все части в те же места, затем распакуйте его. если он защищен паролями, присоединяйтесь к нашей группе телеграмм и спрашивайте там пароль.

Скачать бесплатно шрифт Fairy Tale Regular 💓 dafontfree.net

  • Fairy Tale Regular
  • Имя файла: сказка.zip
  • Размер файла: 228.96 Kb
  • Просмотры: 1,260
  • Загрузок: 22
  • Комментарии: 1
  • Скачать
Эти шрифты являются собственностью авторов и являются условно-бесплатными , демонстрационные версии или общественное достояние. Лицензия, упомянутая над кнопкой загрузки, является всего лишь указанием. Пожалуйста, просмотрите файлы readme в архивах или посетите сайт указанного автора, чтобы узнать подробности, и свяжитесь с ним в случае сомнений.Если автор / лицензия не указаны, это потому, что у нас нет информации, это не значит, что это бесплатно.

Базовый шрифт Infomartion

Семейство шрифтов : Fairy Tale

Идентификация подсемейства шрифтов : Regular

Уникальный идентификатор : 1. 000 pyrs FairyTale-Regular

Полное название шрифта : Fairy Tale Regular

Версия : Версия 1. 00 2012

Название шрифта PostScript : FairyTale-Regular

Уведомление о товарном знаке : Fairytale является товарным знаком CloutierFontes.

Название производителя : CloutierFontes

Дизайнер : Стив Клотье

Описание : Fairytale Regular — это шрифт CloutierFontes, разработанный Стивом Клотье в 2012 году.

  • Fairy Tale Regular FairyTale-Regular.ttf — 55 символов

  • TTF (228,96 Kb)

    Встроить обычный шрифт Fairy Tale
    Чтобы встроить выбранные шрифты на веб-страницу, скопируйте этот код в вашего HTML-документа
    укажите семейство

  • 2
    , указанное в CSS-файлах
    -regular ', sans-serif;

Войдите в мир Петры Коллинз и Алексы Деми «Жуткие, эротические сказки»

Однажды в далеком королевстве Лос-Анджелес летом 2020 года , фотограф Петра Коллинз и звезда Euphoria Алекса Деми нашли любовь с первого взгляда.Однако на этом любые сравнения с многовековыми сказками заканчиваются. Вместо того, чтобы мельком взглянуть друг на друга через переполненную комнату, они общались, как любые добрые миллениалы, взаимно восхищаясь работой друг друга: через DM в Instagram. «Петра опубликовала фотографию феи, и я написал ей:« Я хочу быть феей », а она сказала:« Что ж, давай сделаем тебя феей », - говорит Деми об истоках их дружбы. , смеющийся. - Во всяком случае, что-то в этом роде. Одна фотосессия и пара эльфийских ушей-протезов, пара решила продвинуть проект дальше, в конечном итоге создав девять отдельных басен с оттенком чего-то зловещего и соблазнительного.«Все это казалось интуитивно понятным, легким и, что самое главное, забавным», - добавляет Деми.

Теперь, более чем через год, плоды их труда публикуются в богато иллюстрированной 152-страничной книге в твердом переплете, Fairy Tales , которая выйдет на следующей неделе из Риццоли. Здесь их подрывные народные сказки оживают с помощью рукописных историй, над которыми они работали вместе, а также иллюстраций художницы Эвиты Флорес и арт-директора Сандры Леко в великолепно причудливых пастельно-розовых макетах.«[Проект] не обязательно предназначался для книги, но редко можно сделать так много изображений, а потом обнаружить, что многие из них вам нравятся», - объясняет Коллинз его окончательное воплощение.

Оставить комментарий

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

© 2019 Штирлиц Сеть печатных салонов в Перми

Цифровая печать, цветное и черно-белое копирование документов, сканирование документов, ризография в Перми.